Януш Корчак

Януш Корчак

«Старый Доктор из радио» — так называли еще одного ученого мужа, Януша Корчака (настоящее имя и фамилия — Гольдшмит Генрик), польского писателя, педагога-реформатора, врача.

Отличительной его особенностью было то, что он очень любил детей.

Это был необыкновенный человек, переживший в возрасте 11-ти лет сначала банкротство своего любимого отца, с которым у мальчика была внутренняя душевная связь (он был успешным юристом в Варшаве), а затем его тяжелую болезнь и смерть.

После этого мальчик Януш продолжает учиться в гимназии, а чтобы добыть денег на обучение, становится гувернером в богатых домах. Генрик знал несколько языков: польский, еврейский и русский — ими он свободно владел, на немецком и французском читал.

В 1898 году молодой человек оканчивает русскую гимназию и поступает в Варшавский университет, на медицинский факультет. В этом же году он начинает активную журналистскую деятельность под псевдонимом Януша Корчака.

Впоследствии он неоднократно отмечал, что писателем ему помогла стать любовь к русской литературе XIX века, особенно Корчак выделял среди созвездия талантливых писателей Антона Павловича Чехова. В 1905 году выходит первая повесть Корчака «Дитя гостиной», которую сразу же отметила читающая публика. В это время он работает врачом в детской клинике и на протяжении семи лет лечит не только детские тела, но и души. Он делает всё возможное, что-бы защитить их от боли, одиночества и отчаяния.

Януш Корчак попытался сам встать на место ребенка и показать взрослым людям, насколько они не понимают маленького человека. В 1907-1908 гг. он работал воспитателем в детских летних колониях, где основной контингент составляли дети из малоимущих еврейских семей. В 1912 году становится директором «Дома сирот», которым будет руководить до конца жизни и погибнет в один день со своими воспитанниками. Но об этом чуть позже.

Во время Первой мировой войны Януш Корчак служит ординатором полевого госпиталя русской армии. Весной 1917 года его командируют для работы врачом в польских и украинских детских приютах. Год живет он в Киеве и там знакомится с польской энтузиасткой Марией Фальской, с которой они после войны организуют Варшавский детский приют «Наш дом».

Обложка книги о Януше Корчаке

На снимке: на обложке книги о Януше Корчаке документальный кадр, запечатлевший трагический эпизод, как фашисты загоняли детей в товарный вагон...

Корчак вступает на путь реформаторства неустроенного мира, он считает, что «реформировать мир — это значит реформировать воспитание».

В 1918 году зарождается одна из лучших его педагогических книг «Как любить ребенка». Это произведение часто называют жизненным кредо автора, в частности, он в нем писал: «Детей нет — есть люди, но с иным масштабом понятий, иным запасом опыта, иными влечениями, иной игрой чувств».

Педагог решительно выступал за пересмотр методологии воспитания. Януш Корчак писал: «Одна из грубейших ошибок — считать, что педагогика считается наукой о ребенке, а не о человеке... В области чувств ребенок превосходит взрослых силой, ибо не отработано торможение... В области интеллекта, по крайней мере, равен им, недостает лишь опыта».

В 1918 году врач и педагог возвращается в Варшаву. Он преподает в Институте специальной педагогики и в Свободном польском университете. В этом же году начинает работать на польском радио и становится советчиком в деле воспитания детей для десятков тысяч радиослушателей. Сначала его называли просто «Доктор из радио».

Работая в «Доме сирот», Януш Корчак создал свою систему воспитания, которая основывалась на долгом процессе пробуждения и развития в ребенке потребности к самосознанию, самоконтролю и воле к самосовершенствованию.

Дом сирот Януша Корчака

На снимке: Дом сирот, который с 1911 г. и до конца жизни Януша Корчака был его собственным домом

Откуда же черпал материал «Доктор из радио»? Откуда брал силы на то, чтобы любить каждого, — подчеркивается, — каждого ребенка, даже того, который пока ещё не умел любить никого и был обозлен на весь белый свет? «Из молитвенника и из «Советов по укрощению диких зверей», — отвечал Корчак.

В «Доме сирот» этим необыкновенным человеком была создана система самоуправления, которой руководил выборный детский сейм, товарищеский и судебный совет, выносивший в 90 из 100 случаев оправдательные приговоры. Понять и простить — вот основной лейтмотив детского суда. Этому надо было детей научить, самому пройдя через массу унижений и преломлений.

В «Доме сирот» не должно было быть никакого насилия, тирании, неограниченной власти — никого, даже воспитателей. «Нет ничего хуже, когда многое зависит от одного», — пишет «Школьная газета» («Малый пшегленд» — «Маленькое обозрение»), — когда кто-либо знает, что он незаменим, он начинает себе слишком много позволять...»

"Добра в тысячураз больше, чем зла.

Добро сильно и несокрушимо.

Неправда, что легче испортить, чем исправить"

Януш Корчак

В книге «Как любить ребенка» Корчак рассказывает о мальчике подросткового возраста, который не любил «Доктора из радио» и всем своим видом показывал это перед другими детьми, он часто бравировал этим, внутренне осознавая свою безнаказанность. «И вдруг,— пишет Януш Корчак, — что-то произошло с этим строптивым маленьким человеком — он стал заискивать перед воспитателем, заглядывать в глаза, первым смеяться шуткам...» Педагог ничего не говорил две недели, он не подавал виду, что видит, как трудно дается такое поведение не очень уже маленькому человеку; он ждал... И вот прошло 14 дней, и этот мальчик подошел к воспитателю.

Януш Корчак первый раз услышал его настоящий, серьезный голос, казалось, в любую минуту готовый сорваться на слезы, он услышал просьбу взять в «Дом сирот» своего младшего братишку. Педагог заплакал и согласился. После они плакали вместе. Этот взрослый человек имел право сказать, что «добра в жизни в тысячу раз больше, чем зла», и что «добро сильно и несокрушимо, и что неправда, что легче испортить, чем исправить».

Исправить, на самом деле, можно, только нужно долго ожидать, потому что человек — это, по словам «Доктора из радио», — «растение долгорастущее, которое плод свой дает не сразу и не каждому его показывает».

на могиле Януша Корчака

на могиле Януша Корчака

В своей книге «Как любить ребенка» Януш Корчак говорит о разных этапах жизни маленького человека, начиная с момента его зачатия. Он подтверждает мысль Каменского о том, что для Бога равную цену имеет и завязь, и цветок, и созревший плод.

Можно сказать, что вся книга Януша Корчака с таким говорящим названием «Как любить ребенка» построена на небольших научающих педагогических миниатюрах, которые в наше время не только не состарились и «не утратили своего цвета и запаха», а наоборот, подобно старому рисунку на ковре, цвета их изменились и приобрели другое звучание.

Врач и педагог описывает один из вызовов его в качестве детского врача к грудному ребенку. Мать жаловалась на некоторые симптомы, которые она, якобы, заметила в малыше: он не так плакал, не так брал грудь, не так посапывал во сне. Доктор нашел ребенка абсолютно здоровым, но через два дня у малыша действительно подскочила температура, и он заболел. «Что это — спрашивает Корчак, — как не внутреннее материнское чутье, способное увидеть внутренне то, что не доступно внешнему взгляду?»

В 1933 году, в годы голода и войны, «Старый Доктор из радио» обратился в воззвании «К евреям!» с просьбой о пожертвовании для сирот. Он предупреждал: «Кто бежит от истории, того история догонит. Мы несем общую ответственность не за «Дом сирот», а за традицию помощи детям. Мы подлецы, если откажемся, мы ничтожества, если отвернемся, мы грязны, если испоганим ее — традицию лет. Сохраним благородство в несчастии!»

Следующее обращение прозвучало в феврале 1940 года: «С радостью подтверждаю, что за малыми исключениями человек — существо и разумное и доброе. Уже не сто, а сто пятьдесят детей живет в «Доме сирот».

Вскоре детей вместе с их воспитателями переместили на территорию еврейского гетто и готовили к участи в газовой камере. Януш Корчак об этом знал. Он по ночам приводил в порядок свои бумаги и писал дневник. Бумаги и дневник представляли из себя бесценные тридцатилетние наблюдения за детьми...

Разрывается сердце, когда читаешь строки о том, как «Старому Доктору из радио» предлагали по причине старости (ему к тому времени было за 60) и заслуг уйти с территории гетто и как он остался и пошел во главе одной из колонн на смерть. «Что это? — спрашивает думающий читатель. — Это героизм или пафос?»

Да это не то и не другое, просто этот мужчина выбрал своим сыном в 29 лет от роду «Дом сирот» и погиб вместе с «ним», нисколько не играя, просто он так жил, любя всем сердцем отверженных всеми. В Священном Писании сказано: «Мы умрем, и будем как вода, вылитая на землю, которую нельзя собрать; но Бог не желает погубить душу, и помышляет, как бы не отвергнуть от Себя и отверженного» (2-е Царств, 14 гл., 14 ст.).

Ян Амос Каменский и Януш Корчак жили и служили людям, опираясь на эти Слова, и старались из «отверженных» малышей воспитать полноценные личности, которые впоследствии бы переняли у них эстафету: «мужчины в служении детям (следует читать — людям)».