О положении церкви ХВЕ в Грузии

Свидетельство Николая Калуцкого, епископа русскоязычной церкви в Тбилиси

(Беседу записал Павел Мозер, сотрудник журнала Евангелист, юрисконсульт РАМХВЕ)

В Грузии сейчас остро стоит вопрос религиозной свободы, вызывая оживлённые дебаты в парламенте. Консервативная часть депутатов, которые хотят возродить православие, настроена на то, чтобы из страны изгнать практически все вероисповедания, кроме традиционных, к которым они относят мусульман, иудаизм, католиков и православие. Всех остальных они называют сектами и врагами страны, и идёт постоянное нагнетание обстановки по телевидению, несмотря на то, что Министерство Юстиции подготовило лойяльный проект регистрации общин, соответствующий нормам международного права. Группа депутатов во главе с Шаварнадзе стремится его заблокировать. А православие подготовило свой проект, который вполне можно назвать драконовским. Он имеется у меня на руках. В нём запрещается всякая религиозная деятельность, даже собрания по домам. верить мы можем, а собираться нет. В администрации мне сказали: «Твой вид, вид твоих людей, которые идут к тебе на собрание, уже проповедует. Мы этого терпеть не можем. Ваше присутствие ущемляет наши права как граждан Грузии». Но я говорю: "Мы тоже граждане Грузии». Против меня пытаются настраивать соседей, а когда те не поддаются на провокацию, тогда приводят посторонних людей, из других районов, совершенно мне незнакомых, но называющих себя моими соседями. Мы построили, с Божьей помощью и братской поддержкой, за 2 месяца зал на 250 человек, что позволило нам собираться вместе. Они пришли во вторник и стали запрещать. В пятницу вечером намечалось служение. Они с утра блокировали улицу с двух сторон и не пропускали верующих.

- Местные жители? - Да, местные жители во главе со священниками. - Среди них не было представителей правоохранительных органов?

- Нет, они не знали об этом или же просто не приезжали. мы вообще не обращались туда, потому что не хотели делать из этого какую-то политику, просто старались убедить их, что мы народ мирный, что мы не собираемся разрушать православие и т.д. У нас есть своё понятие. Мы - евангелисты, мы проповедуем Евангелие тем людям, которые хотят нас слушать. Насильно мы никого не привлекаем. («Да, насильно вы нет, но ваш вид, ваше присутствие делает невозможным ваше нахождение здесь»). Они блокировали улицу. Наши верующие не смогли прорваться. Они и меня постоянно принуждали распускать людей. Я говорю: «Я не могу распустить людей без молитвы». Нет, молиться вы не будете. Я говорю: «Без молитвы они не уйдут». Я вошёл в гущу народа помолиться и говорю: «Вы видите, какая обстановка. Мы сейчас совершим молитву». эта блокада продолжалась два часа. Я поднял руки для благословения и начал молиться. Они стали хватать меня за руки, затыкать рот, кричать, всячески мешать. Правда, народ ободрился. Была горячая молитва и потом все разошлись.

- В субботу утром рано я проснулся от шума на улице. Я выглянул в окно. Думал, улица заблокирована. Нет, только мои ворота. Они стояли очень долго, потому что не знали, что мы собираемся в субботу вечером. У нас было назначено хлебопреломление. Они думали, что мы собираемся с утра, и утром уже блокировали. Долго, где-то до 13.00, потом посовещались и разошлись. А вечером стали наши люди приходить. Они попытались быстренько собрать своих людей, но их было очень мало и они не смогли помешать. Остались активисты. Больше 100 человек верующих, которые успели прийти, прошли к нам в собрание. Тогда они вызвали сразу подмогу на нескольких машинах. Приехали их штурмовики во главе с попами и ринулись на штурм моего дома. Они прорвались, влетели во двор, оттолкнули меня, сзади была моя жена. Когда рванули, оттолкнули и её. Она ударилась головой о стену. Они ворвались в помещение. Попы кричали: «Вы их не бейте, только выталкивайте! « Ну, как вытолкнешь 100 человек, а их человек 30? Это, естественно, не возможно. Тут подоспела полиция. Позвонил кто-то. Приехала, и быстренько их успокоили и вывели. Дебаты были до самого вечера. Угрозы в наш адрес были такие: Мы не дадим им собираться, просто сожжём. Они говорят: «В воскресенье тоже чтобы собраний не было». Я сказал, что не могу отменять собрания, которые уже назначены, и будут люди приходить. С утра они опять устроили блокировку, но уже приехала полиция для того, чтобы не было потасовки. В присутствии полиции проходили различные дебаты. Правда, я доволен тем, что 3 дня была такая евангелизация. Все люди, которые жили в округе, все пришли на эту улицу. Естественно, задают вопросы: Что там происходит? что-то кто-то отвечает. Нас, в основном, обвиняли: «Это сатанисты, вы их не слушайте». И даже многие были уверены, что у нас какой-то идол сатаны стоит, которому мы поклоняемся. Поэтому, когда они ворвались в помещение, люди им стали показывать Евангелие и говорить: «Вот, видите, мы Евангелие читаем. Они хватали Евангелие, рвали и бросали на пол. На кафедре лежала Библия. Они её схватили, хотели порвать, но потом совещались и оставили её в покое.

- Это в вашем доме происходило?

- Да, в моём доме молитвенное помещение.

- В самом Тбилиси?

- Да, на улице Давида Гариджели.

- А дату вы не помните?

- Это было 5, 6, 7 июля, в начале месяца.

- Этого года?

- Да, этого года. Угрозы были семье и т.д. Потом мне пришлось объясниться с полицией. Они меня убедительно просили временно прекратить эти собрания. «Вы правы, мы ничего не можем вам сказать, но мы не можем идти против толпы. Эта толпа не управляема, мы не можем арестовать толпу. Это уже было». Священники возглавляли эти акции, практически это от официального православия, т.е. это не какие-то отделённые.

- Скажите, а у этих штурмовиков была какая-то униформа?

- Нет, они бородатые все.

- Они не из местных людей?

- Нет, из Тбилиси, только других районов. Некоторых в лицо я знал, потому что в своё время, когда делали евангелизацию, они однажды побили девочек, которые раздавали брошюрки. И мне пришлось даже идти в полицию.

- Т.е., по всей видимости, это организованная сила, раз имеет место периодичность.

- Да, скорей всего, это за возрождение православия, как бы за чистоту. Они видят, что угроза православию идёт от «этих религиозных групп, которые обманывают народ». В частности, они мне так говорят: «Вы обманываете народ».

- Скажите, пожалуйста, а с какого времени уже эти проявления агрессии?

- Уже 3 года. Они, в основном, очень сильно настроены против иеговистов, которых они избивали в домах достаточно сильно и даже просто поджигали их. Рвали их литературу и всё прочее. Потом они переключались на баптистов, потом, частично, на грузинских пятидесятников тоже начали, но тех было гораздо больше, поэтому они не смогли там что-то сделать. Полиция тоже успела, а теперь угрожают нам: «Просто убирайтесь отсюда. Вопрос стоит о вашем выселении». Что за этим стоит, мы не знаем.

- Пока вы не можете сказать, что официальная власть либо на местном уровне, либо на уровне управления государством задействована в этих акциях?

- Я думаю, это просто оппозиционные силы в стране. У них всё на религиозном уровне. Поэтому все приказы Шеварднадзе не выполняются. Почему? Потому что они блокируются как бы народом, но за народом стоят люди, которые занимаются подстрекательством. Конечно, экономическое положение в стране сейчас самое худшее. Во всех этих вопросах надо кого-то обвинить. Даже в землетрясении, которое произошло в моём районе (это был эпицентр), они обвинили нас, что мы его вызвали. А люди - это такая темнота, что поверят всему, что хочешь, и начинают искать виновного, чтобы его бить.

- А когда вы при всех инцидентах обращаетесь к правоохранительным органам, то реакция есть с их стороны?

- Они просили прекратить собрания, потому что не знают, что за этим стоит. Полиция - это орган, который должен наблюдать за порядком, а кто вызывает этот беспорядок, они не знают. Поэтому, когда я приеду, обязательно приду к ним и скажу, что мы возобновляем собрания и попрошу их обеспечить безопасность. Хотя они до этого мне сказали: «Мы не можем каждый раз выставлять караул, пока вы будете молиться». Придётся и выставлять караул или наводить порядок.

- А в настоящее время у вас не существует закона, который бы специально регулировал общественные отношения в связи с этим?

- Конституция нам разрешает верить (19 пункт) и собираться, Тем более на дому. Но третий пункт: если не ущемляются права других. И они начинают говорить: «Это нас ущемляет».

- А специального закона нет?

- Специальный закон бойкотируется. Он очень лояльный, достаточно приемлемый. Оппозиционная группа в парламенте заявила, что они его не примут и он не пройдёт ни при каких условиях. Поэтому в сентябре, скорее всего, будут очень большие дебаты по этому вопросу.

- Его должны принимать?

- Да, потому что этот проект уже есть, он был разослан всем группам верующих для рассмотрения. Но нам он не нужен. Нам достаточно конституции и Евангелия. Если государство собирается что-то делать, то пусть делает. Но православные священники подготовили альтернативу этому закону, при которой будет действовать запрет на всякое исповедание. Кроме того, предлагается ввести ещё уголовное наказание сроком до 3, 5 лет со *штрафом до 1000, 500 долларов, за всякое исповедание за исключением традиционных, которые можно зарегистрировать. Остальные регистрации не подлежат. Вот такой закон.

- А вы не помните название этого законопроекта? Разработчик кто?

- Этого я не могу сказать, потому что это просто группа людей в парламенте, православные. Когда был этот инцидент, был приглашён один корреспондент из Института Свободы и радио «Свобода». Когда он брал интервью, я рассказывал ему. В понедельник была выпущена радио программа с моим интервью и всё прочее, а во вторник люди в масках ворвались в студию Института Свободы, разгромили всё там, сломали все компьютеры, побили всех грузин-сотрудников. Правда, иностранцев не тронули, а грузин побили. Полиция на другой день патрулировала по моему району, выявляла, кто где живёт, сколько живёт людей, вела перепись. Поэтому здесь ситуация серьёзная. Это не просто хулиганская выходка, а план, рассчитанный на то, чтобы запугать и вытеснить каким-то образом. Мой телефон в это время "кипел". Все звонили и говорили: «Чем мы можем помочь?» Я говорю: «Молитесь».

- Баптисты за нас не молились. Все группы молились, особенно русскоязычные. С Америки тоже звонили. В это время так получилось, что они перезвонили и всё узнали. ситуация мгновенно разрядилась. Конечно, мы благодарны всем за эту моральную поддержку, мы её чувствовали. Бог давал мужество, не смотря на эти угрозы, несмотря ни на что.

- А как вы думаете, со стороны государственной власти, какие действия власти могут помочь изменить эту ситуацию?

- Я даже не могу сказать. Здесь ситуация очень сложная. Они могли бы только тихо сказать: «Убирайтесь отсюда без лишнего шума», т.е. власть сейчас хочет, чтобы волки были сыты и овцы целы. А как это сделать, они не знают.

- Потому что русские?

- В виду того, что русские, действительно. Им легче убраться, т.е. вы эмигранты. Хотя мои предки были тоже выселены по религиозным убеждениям в Грузию 150 лет тому назад.

- То есть вы родились в Грузии, да?

- Да, мой отец и мой дед родился, а прапрадед приехал, был выселен из России именно по религиозным убеждениям. Поэтому сейчас мне досталось. Не знаю, как будет дальше.