Окончание съезда

Дорогие братья! Наступает торжественный момент - окончание Съезда. И как радостно было для всех нас его открытие, так не менее ответственен момент его окончания. Мы ощущаем здесь Божие присутствие в дарованном единодушии и это нам о многом говорит. Поэтому так важно всю нашу работу свести к заключительному слову, которое должен сказать Иван Петрович в соответствии с программой Съезда. А они, в свою очередь, вместе с Георгием Арсеньевичем, поручили мне добавить некоторые штрихи ко всему сказанному.

Кроме того, из зала поступила просьба осветить один вопрос. Это всё свидетельствует о том, что наш съезд не формальное действие на сцене, а на самом деле действенное служение живого тела Христова. Это очень приятно, что всё, что лежит у нас на сердце, через живые скрепляющие связи находит выражение до самой последней минуты Съезда. В связи с этим я хочу нечто добавить к выступлению брата Михаила, сделавшего как бы сравнительный исторический и теологический анализ нашего развития на фоне мирового пятидесятнического движения. Слава Господу, что у нас есть и смелость, и способность анализировать, обобщать и выражать своё понимание, и что мы не застойная вода, а братство, сознательно хранящее преемственность и последование жизни отцов нашей веры.

В своё время в Рыбницком колледже была проделана большая работа, - подготовлена и издана Тематическая Программа для преподавания на основе вероучения ХВЕ, которая является сегодня нашим достоянием. Впервые было собрано, систематически изложено и записано учение братства церквей ХВЕ. Оно было испытано и переплавлено вместе с человеческими сердцами, бережно сохранялось в умах и в опыте церквей, но его впервые изложили и издали Виктор Иванович и Николай Котяков, а Михаил Чиж, их сотрудник, сейчас его хранит и это учение преподаёт. В этом основа братства! Слава Господу!

Я хотел только добавить к сказанному такой штрих, в соответствии со Словом Божиим. Когда Евангелисты говорили о происхождении Христа, они перечисляли, кто от кого родился: Христос - Сын Давидов, Иесеев, Иудин, Симов, Ноев, Адамов, Божий. Если говорить о родословной ХВЕ, то я добавил бы к уже сказанному, что мы и Бидашевцы, и Воронаевцы, и Христовы. Никого не следует умалять в этой преемственности поколений. Надо знать, кто был для нас Воронаев, кем стал для нас Бидаш, какие он сделал выводы после Воронаева, и какая им уплачена цена за право оставаться ни от кого не зависимой церковью ХВЕ (пятидесятников).

Это право было завоёвано дорогой ценой уже после Воронаева, а мы этим сегодня пользуемся. Но если быть справедливыми, то нельзя не оценить и вклад и заплаченную цену, которую сделали Иван Антонович Левчук и Виктор Иванович Белых, равно как и их современники. Но всё равно хочется сказать: все они - Христовы, а Христос - Божий. Братья наши, призванные Духом Святым, как им было дано, насколько они были облечены силою Божией, выполнили то, что поручил им Бог. Взирая на кончину их, мы сегодня вполне можем подражать вере тех, которые уже ушли в вечность. Это наши духовные ценности.

Если бы мы сегодня уехали со Съезда, не осветив вопроса о имевшихся ранее разногласиях, и как они на Съезде были чудесно преодолены, наша работа была бы неполной. Речь идёт о том, как многие восприняли регистрацию Украинского Центра ОЦХВЕ, вокруг чего, как на Украине, так и во всей ОЦХВЕ, распространялись различные толки. И хотя всё делалось открыто, и каждый шаг предпринимался в совете на Правлениях Епископов Украины и в совете с другими Правлениями, но, тем не менее, нашли место некоторые сомнения, подозрения, обвинения. Этим вопросом также занимался этот Съезд.

Украинские епископы попросили вникнуть в этот вопрос исполняющего обязанности Начальствующего Епископа ОЦХВЕ И. П. Федотова и помочь им разобраться. Я хотел бы кратко рассказать, какая работа была проделана. Во-первых, были организованы беседы епископов Украины с епископами России, а также с теми епископами на Украине, которые, по своей ревности о чистоте Тела Христова, выражали опасения в отношении регистрации некоторых церквей, приводя примеры, в том числе и регистрацию Украинского Центра ОЦХВЕ, что выглядело как скатывание к регистрации всего братства ОЦХВЕ Украины, на что у некоторых братьев-узников была резко отрицательная реакция. Они были серьёзно обеспокоены этим, проявили некоторую инициативу и вышли на исполняющего обязанности начальствующего епископа Ивана Петровича Федотова, и не только обращались к нему с письмом, но и приезжали лично.

Разногласие могло перерасти в конфликт. Решению этого вопроса было уделено внимание здесь, на Съезде. Начальствующие епископы Украины и России собрались совместно с Советом епископов Украины, и при участии этих донецких братьев имели конструктивную беседу. С Российской стороны, перед Съездом мы изучили Устав Украинского Центра ОЦХВЕ как с юридической стороны, так и с теологической. У нас в братстве не должно появляться никаких документов, расходящихся с нашим вероучением или дающих место двусмысленному толкованию. И когда в совете с Украинскими епископами мы всё это обсудили, то пришли к следующему выводу: у этой группы братьев были основания для беспокойства. Решения юридических вопросов в некоторых церквах ОЦХВЕ Украины приняли неуправляемый характер через регистрацию церкви, что могло привести к разделению в братстве.

Запоздалое учреждение УЦ ОЦХВЕ могло не остановить этот процесс, а наоборот - узаконить. Но мы, с российской стороны, увидели, в чём была причина конфликта и в чём упущение, и указали на это украинским братьям. Мы привели пример из своего опыта. Прежде, чем принять решение о перерегистрации наших миссий и централизованной религиозной организации Ассоциации Христианских Миссий на основании нового законодательства, все епископы России собрались в Краснодаре и вместе с юристами внимательно изучили требования нового законодательства о свободе совести в свете заповеди Христа: «отдавайте кесарю кесарево, а Богу Божье».

Все согласились с отделённостью Церкви от государства, разделили компетенцию кесаря и Христа. Сделав это своевременно, теологически чисто и юридически грамотно, в России не дали места для беспокойства по этому вопросу. И мы подсказали братьям, что на Украине в этом вопросе была допущена недоработка. Если бы вы начали не с регистрации Устава, а с вопроса единомыслия между собою на основании Писания, то у вас не возникло бы никаких подозрений, хотя устав УЦ ОЦХВЕ написан юридически грамотно и теологически чисто, в нём нет упоминаний о церквах или о Союзе церквей, в нём нет никакого отступления от чистоты и здравости учения ХВЕ.

Это юридический центр для разумного и благочестивого решения всех организационных, хозяйственных и правовых вопросов благовествования Церкви в правовом демократическом государстве. Это именно то, что имел в виду Христос, говоря отдавать кесарю кесарево. Всё, что меньше этого, - чистейшей воды религиозный фанатизм и невежество, тьма, а не свет. Украинский Центр ХВЕ не является Союзом регистрированных церквей, это украинский вариант решения той же задачи, какую решает РАМХВЕ в России. Это не Союз церквей между собой, централизованное, упорядоченное решение хозяйственных и гуманитарных вопросов.

Пасторы не должны возглавлять эти центры, они олицетворяют власть духовную, но не юридическую. Мы сегодня понимаем так: «Отдавайте кесарю кесарево, но Христово храните и никому не отдавайте». Если мы станем на это основание и провозгласим это в документе согласия, то мы заложим основание для единомыслия. Пока вероучение не было выражено, одобрено и принято, одни могли учить так, другие иначе. Сегодня, когда издана программа Библейского колледжа, у нас есть вероучительная основа, и все наши учебные заведения работают по этим программам. Куда бы мы ни посылали студентов учиться: на Украину, в Рыбницу или в Мордовию, где в основе лежит эта вероучительная учебная программа, никто из них не вернулся повреждённым или искушённым.

В единомыслии по Писанию всегда была сила нашего учения, это было и есть наше богатство, и мы благодарны Рыбницкой и Криворожской Библейским школам и тем, кто держится единого учения на основе церковного опыта ХВЕ. А всякое сотрудничество с иными учениями, с иными школами, которые привнесли нам многие проблемы, мы прекратили. Мы должны хорошо понимать, что наши братья умирали за эту свободу, которую мы сегодня имеем, их холмики и сегодня хранят Север и Колыма.

Эта свобода не пришла просто так, по воле случая, но в результате победы. Церковь, сохранившая верность, а на Украине в первую очередь, имеет полное право на эту свободу, показать лицо своё, дать услышать голос свой. Верной церкви нет необходимости воровски пользоваться своим правом на свободу, только из-за узости своего мышления. Поэтому брат Михаил Чиж сейчас и подчеркнул, что хотя среди нас нет бакалавров, но мы не невежды в познании, мы не фанатики, не какие-то тёмные люди. Мы - братство, ходящее во свете, неповреждённо живущее в этом мире. И среди нас есть много образованных людей, однако мы на это не опираемся.

И когда братья из группы донецких уважаемых епископов, заботящиеся о чистоте церкви, услышали, что это дело не греховное, они сняли эту остроту критики и пришли в единомыслие, и у них водворилась гармония, как и сказал нам об этом Георгий Арсеньевич. Слава Богу! Так и должно быть. Поэтому мы сегодня, заканчивая этот Съезд и эту Конференцию, с удовлетворением сознаём, что на Украине сделано то же, что и в России. Теперь между Россией и Украиной нет никакого различия ни по учению, ни по практическому его применению, полное единомыслие и гармония. И поэтому, если кто будет впредь задавать вопросы, задавайте сразу обоим, как одному телу. Поэтому опыт ОЦХВЕ России и Украины мы предлагаем и всем остальным не как закон, а как добрый пример для устройства.

И, подходя уже к завершению, давайте помолимся за предстоящую в январе 2003 года в г. Рыбницеконференцию по образованию, чтобы мы могли там обсудить самые лучшие мысли, идеи и разработки не только по образованию, но в области любой церковной работы. Там будут принимать участие и наши старшие братья. Есть желание выразить благодарность всем братьям и сёстрам, устроившим этот Съезд и эту Конференцию. Пробуждение непременно придёт. Видя нас всех единодушно вместе, гряди уже, Господи! Аминь.