Любовь к детям в трудах Яна Коменского

Действующее слово, построенное на любви к детям

(следует читать - к людям)

Современное благое слово о педагогах разных эпох

Какими дети рождаются, это ни от кого не зависит, но чтобы они путем правильного воспитания сделались хорошими — это в нашей власти. Плутарх

Краткая историческая справка о педагогическом труде всей жизни Я. А. Коменского "Великой дидактике"

Ян Амос Коменский
Ян Амос Коменский (1592-1670)
— выдающийся чешский педагог-реформатор, священник, мыслитель.
 

Самым известным произведением Коменского стала «Великая дидактика»
— это четырехтомный научный труд, в который вошли такие темы по педагогике, которые всегда будут волновать сердца думающих людей.

Педагог-реформатор назвал существующие школы лабиринтами, не имеющими правильного выхода, и не только писал теоретические труды по вопросам обучения и воспитания детей, но и сам организовывал школы по всей Европе и преподавал в них.

Фундаментальной идеей педагогики Коменского стала «Пансофия», пронизывающая «Великую дидактику» и остальные его произведения. Выдающийся мыслитель видел корень зла в незнании или искажении знания и мечтал приобщить человечество к Всеобщей Мудрости, подлинному знанию (пансо-фии).

Я. А. Коменский сравнивает формирование человека с природными растениями. Он говорит, что никто не сажает сорняки и не ухаживает за ними, а культурное растение всегда требует к себе внимания. Так и ребенок, считает педагог, должен воспитываться и обучаться правильно. Коменский несколько глав в своем научном труде посвящает необходимости существования школ, много говорит о преобразовании их к лучшему. Можно сказать, что ключевым словом 1-ой части «Великой дидактики» стало слово «порядок, точный порядок во всем». «Нужно учить и учиться наверняка, чтобы не мог не последовать положительный результат. Обучение должно быть легким и в то же время прочным», — настаивает Коменский.

Педагог предлагает свой «метод наук», «метод подобного обучения в частности». Он считает, что обучение невозможно без воспитания нравственности, и метод воспитания нравов ставит гораздо выше метода обучения. Комен-ский говорит о четырехступенчатом устройстве школ в соответствии с возрастом и успехами учащихся. И что очень важно отметить, он дает возможность каждому ребенку, каждому темперамен-
ту молодого человека, развиваться индивидуально. И опять приводит в пример природу — созревание плодов на яблонях разных сортов: ранних, средних и поздних.

Педагог домашнее образование называет «материнской школой» и считает, что основные понятия об элементарных вещах ребенок должен получить в семье, а роль школы состоит в том, чтобы развить эти знания.

Особое внимание он уделяет методу обучения языкам. В частности, он говорит к нам из глубины веков, что методика обучения иностранному языку (приводит в пример обучение латинскому языку) так запутанна, как будто это сделано специально. Поэтому простые люди, живущие несколько месяцев в другой стране, быстрее выучивают иностранный разговорный язык, чем школьник, занимающийся этим специально многие годы. В результате он так и выходит из стен школы, не зная иностранного разговорного языка совсем и имея скупые, поверхностные знания о грамматике и письменной речи.
 

Коменский как бы ищет в педагогике ту точку опоры, к которой можно бы было приставить рычаг и перевернуть направление мыслей и дел всего человечества в сторону правды и справедливости.
 

IV часть своего научного труда он называет «Пампедией» («Всеобщим советом об исправлении дел человеческих»). Выдающийся педагог отмечает, что воспитание и обучение не заканчиваются в школе. Он говорит, что ребенку необходимо привить не только любовь к добыванию знаний, но и умения (применение знаний в новой ситуации) и навыки (способность применять знания автоматически).
 

Размышление Коменского об обучении человека всему, что служит совершенствованию человеческой природы: и необходимости этого, и возможности, и поиск легких путей— опять же дается выдающимся педагогом в сравнении с природой. Не может быть человек духовно наполнен без наполнения душевного. Сначала душевное — положить в основу Божественные и человеческие знания, способность общаться, любить Бога, любить людей, уметь высказывать свое мнение людям из разных сословий так, чтобы никого не обидеть и не превозноситься перед ними своими познаниями в какой-либо области, а потом — духовное.
 

Коменский неоднократно отмечал, что человек, имеющий глубокие знания и хорошо воспитанный человек, обязательно даст собеседнику высказать свое мнение, выслушает его, и только после этого тактично представит ему собственное мнение по поводу спорного вопроса.
 

Нужно следить за тем, что читают дети, считает Коменский, направлять чтение, читать вместе с ребенком, помогая таким образом формированию его личности. Речь об этом идет и в VI части научного труда, названной «Пан-библией». И здесь Коменский называет книги «инструментом, призванным служить универсальному образованию молодого человека, подготовке его к будущей жизни», потому что воспитание и образование не заканчивается в отрочестве («школа отрочества»), с которой связано изучение «других ученых языков», энциклопедии наук и искусств, нравов и благочестия. Педагог считает, что должна быть «школа зрелости», в которой изучается искусство благой жизни и успешной деятельности или жизненная практика. И — «школа старости» — вершина человеческой мудрости, то есть счастливое достижение предела земной жизни и блаженное вступление в жизнь бессмертную, или, в противном случае, горькое пожинание плодов своей жизни.

Основная часть

Великая «оправдательная надежда» для тех родителей, чьи дети нуждаются в перевоспитании.
 

Я. А. Коменский в 1-ой части своего научного труда по педагогике пишет, что детский возраст побуждается и направляется к действию больше примерами, чем правилами. Если ты чему-либо хочешь научить ребенка, покажи, как делают это другие, и он будет подражать без всяких приказаний.

Все люди произошли на свет с одной и той же главной целью: быть людьми, то есть разумными существами, владыками тварей (творений), ярким подобием своего Творца. Следовательно, они должны с пользой пройти настоящую жизнь и достойно подготовиться к
будущей.
 

К учителям Коменский предъявляет особые требования: это должны быть люди, во-первых, любящие детей, во-вторых, нравственные и не гневливые, имеющие нрав спокойный, в-третьих, хорошо знающие свой предмет и способные научить другого этому предмету, в-четвертых, желающие учиться всю жизнь.
 

И если учителя будут способствовать развивать свой ум только некоторым, исключив остальных, то это будет несправедливо не только по отношению к тем, кто обладает той же самой природой, но и по отношению к самому Богу, который хочет, чтобы все, на ком Он начертал Свой образ, Его любили и восхваляли. Это будет происходить тем пламеннее, чем больше будет разгораться свет знания. Мы любим именно на-столько,насколько познаем.
 

Нам неизвестно, для какой цели предназначен в этой жизни каждый из нас, но нам должно знать, что Бог иногда создавал выдающиеся орудия Своей славы из самых бедных, самых отверженных, самых темных людей. Будем же подражать небесному солнцу, которое согревает и ласкает своими лучами всё.
 

В особенности нужно помогать детям тупым (тупые способности) и глупым от природы. Это обстоятельство еще более требует универсальности умов, потому что кто по природе более медлителен и глуп, тот тем более нуждается в помощи, чтобы по возможности освободиться от бессмысленности и пустоты. Как дырявый сосуд, часто подвергаемый мытью, хоть и не удерживает воды, но все-таки теряет свою грязь, так и тупые и глупые люди, хотя бы и не сделают никаких успехов в образовании, однако смягчаются нравами и научаются повиноваться.
 

Кроме того, известно из опыта, что некоторые, слишком медлительные от природы, получив образование, намного опережали даже людей одаренных, ибо «неутомимый труд побеждает все». Некоторые с детства обладают прекрасным здоровьем и способностями, а потом вдруг начинают хворать и худеть, а другие, наоборот, — в детстве болезненны, а затем крепнут и хорошо растут. Так бывает и с умственными способностями — одни развиваются быстро, но быстро слабеют и до некоторой степени тупеют, а другие сначала бывают тупыми, а затем быстро и прочно развиваются.
 

Ведь и в фруктовых садах мы любим иметь деревья,не только приносящие плод рано, но и такие, которые приносят плоды среди лета и позднее, так как всё (как говорит Сирах*) в свое время находит хвалу и доказывает, хоть и с опозданием, что оно существовало не напрасно. Так почему же мы хотим допустить в свой сад знаний только одного рода дарования, отказывая другим? Ибо из каждого человека получается Человек, если его не портить.
 

«Следует ли лечить застарелые болезни?» — задает риторический вопрос Я.А.Коменский, и сам же отвечает, что лечить их трудно и практически невозможно, однако, если бы нашелся такой человек, кто пообещал бы больному излечить их, неужели страдающий отверг бы это предложение?
 

Попробуем приступить к исцелению застарелых болезней, то есть к перевоспитанию человека (независимо от того, сколько ему лет). Во-первых, основное требование при таком подходе должно быть следующим — весь процесс обучения и воспитания должен проходить естественно, легко и мягко, как бы сам собою — без побоев и суровости или какого-либо принуждения. Сравнение приводится с организмом молодого человека, который, если разумно его питать (душевно вначале, затем духовно), греть, упражнять физически — сам собой растет и распределяет это «питание» между всеми членами тела.
 

Юношество должно получать образование не кажущееся, а истинное, основательное. «Что это значит?» — опять же задает вопрос Коменский.
 

Истинным образованием выдающийся педагог называет такое, при котором человек приучался бы руководствоваться не только чужим умом, а своим собственным, не только научился бы выписывать и заучивать чужое мнение об определенных вещах, но и развивал бы в себе способность проникать в корень изучаемых вещей и вырабатывать истинное их понимание и употребление к жизни. Так, по мнению Коменского, следует читать Священное Писание.
 

Без воспитания, настоящей нравственности и благочестия (то есть обучения жить не перед людьми, а перед Богом), ни один из методов действовать не будет.
Педагог предупреждает, что не следует перегружать ребенка знаниями, часто совершенно бесполезными, и занятия в школе должны проходить не более 4-х часов.
 

Аристотель провозгласил, что желание учиться «человеку врожденно», только иногда нежная снисходительность родителей извращает у детей естественное стремление. Иногда их привлекают к пустым занятиям необузданные товарищи и обольщают какими-либо внешними предметами, и у детей происходит «охладевание» к получению знаний, они уже не хотят усваивать неизвестное. Это подобно языку человека, привыкшему к определенному вкусу и нелегко различающему другой. Нужно стараться мягко, легко, без принуждения вернуть ребенка (или вообще человека) к первоначальной природной восприимчивости, и у него восстановится врожденная любовь к приобретению знаний. Конечно же, это все делает та родительская любовь, которая, по словам Священного Писания, первое что делает — «долготерпит».
 

Коменский опять же приводит в этом месте своего научного труда пример из природы вещей. Он спрашивает, многие ли задумывались (имея в виду и родителей и учителей) над вопросом, как сделать юношество восприимчивым к благочестивому воспитанию, образованию. Вот, например, токарь, прежде чем вытачивать что-либо из дерева, сначала обрубает его топором; кузнец, прежде чем ковать железо, размягчает его; ткач..., сапожник...
 

Но сколь часто учитель или родитель, прежде чем начать образовывать ученика, возбудил бы в нем любовь к знанию, вызвал бы желание добровольно подчиняться своему наставнику? Обычно этот этап в обучении отсутствует, а сразу же начинается, как общепринято считать, основной этап, то есть подача конкретных знаний.
 

И вот взрослый человек начинает ученика подвергать своей обработке и желает сразу видеть свой продукт отполированным, а если же этого немедленно, по его желанию, не произойдет, то он шумит, негодует, неистовствует. И не удивительно, что от такого процесса воспитания и образования дети уклоняются и бегут! Удивительно, как некоторые еще вообще выдерживают и остаются. А остаются они, вероятно, потому, что врожденная любовь к приобретению знаний все-таки побеждает.
 

Я.А.Коменский говорит о шести типах врожденных способностей: у одних способности острые, у других — тупые, у одних — гибкие, податливые, у других — твердые и упрямые, одни стремятся к знаниям ради знания, другие — увлекаются технической работой.
 

К каждому типу способностей требуется свой подход

  • Во-первых, есть ученики с острым умом, стремящиеся к знаниям, податливые. Им ничего не нужно, только предлагать «научную пищу». Растут они сами, как благородные растения. Нужно сдерживать их пыл, не позволять торопиться, чтобы раньше времени не истощились, не ослабели.
  • Во -вторых, есть дети, обладающие острым умом, но медлительные, хотя и послушные. Они нуждаются только в пришпоривании.
  • В-третьих, есть ученики с острым умом и стремящиеся к знанию, но необузданные и упрямые. Таких в школах ненавидят и считают безнадежными, но именно из них и вырастают выдающиеся люди. Неукротимые «молодые лошади» становятся послушными, если к ним применяется правильное воспитание. Коменский приводит несколько примеров, когда из «отпетых» упрямцев получались великолепные люди. По этому поводу Плутарх говорил, «что много отличных природных дарований гибнет по вине наставников, которые коней обращают в ослов, не умея управлять возвышенными и свободными существами».
  • В-четвертых, есть ученики послушные и любознательные при обучении, но медлительные и вялые. Такие идут по стопам идущих впереди. Нужно снизойти к их слабости, не переобременять их, не предъявлять к ним слишком строгих требований, помогать, одобрять, поддерживать, чтобы они не пали духом.
  • В-пятых, есть ученики тупые и вялые, сверх того, равнодушные. Их еще можно исправить, лишь бы они не были упрямыми. Здесь требуется великое благоразумие и терпение.
  • На последнем месте стоят ученики тупые, с извращенной и злобной натурой. Но и в этом случае есть надежда — известно, что неплодоносящие некогда деревья при правильном уходе начинают плодоносить. Не следует отчаиваться, нужно попробовать опять же с помощью долготерпения и любви устранить у таких людей упрямство. Если это не удается, нужно пробовать еще и еще раз. И только после этого оставить.

Однако среди тысяч едва ли найдется одна столь выродившаяся натура, это-то и служит доказательством Божи-ей благости. Плутарх в свое время говорил: «Какими дети рождаются, это ни от кого не зависит, но чтобы они путем правильного воспитания сделались хорошими — это в нашей власти».