Грач

Рассказ (свидетельство)

Этого человека все звали просто Грач. И действительно что-то было от этой чёрной птицы в обличье его. Он был водителем грузовика на том предприятии, где довелось работать одно время и мне.

Было это более десяти лет назад в городе Лениногорске. Грач давно превратился в посмешище, своими выходками снискал себе дурную славу.

Его никто не видел трезвым. Обычно, поставив машину на своё место к концу рабочего дня, он выливал остатки из бутылки, к которой прикладывался в течение дня, допивал пагубное зелье, закуривал и уже не выходил из кабины, а буквально выпадал, как птенец из гнезда, некоторое время лежал на земле беспомощно под колесом своей машины, потом на четвереньках полз в гараж, откуда, отлежавшись, шатаясь шёл домой.

По-видимому, и жена его пила. Рано утром ругань и крики Грача раздавались, требуя скорее путёвку — ему, видишь ли, работать пора, а его кто-то задерживает. Схватив путевку, дико матерясь, он старался скорее выехать за ворота. А в голове одна мысль — как похмелиться? Знакомый маршрут, один и тот же многие годы. Гаишники на дороге. «Ну вот и всё — мелькнула мысль — попался». Но желание похмелиться настолько сильное, что он наливает полстакана водки, залпом выпивает ядовитое зелье и, закурив, выходит из кабины.

Спешит навстречу милиционеру, нагло глядя ему в лицо. Он смотрит на водителя и говорит: «Ты же пьян!» В ответ ругань и крик: «В кабине жарко, покрути баранку с моё, какой я пьяный!» Милиционер сует ему «трубку» для определения алкогольного опьянения. «Трубка» не показывает. Милиционер удивлён, удивлён и Грач. Выхватив у гаишника путёвку, спешит назад в машину. Этот трюк он проделывал не раз, даже не зная, что на свежий алкоголь в первые 10 минут прибор не показывает, а реагирует на перегар…. жизнь Грача вызывала и зависть и удивление.

Но шли годы и если Грача и лишали премии иногда за грубость, то от работы его не отстраняли. Только медкомиссия находила всё больше и больше болячек в его организме. Можно сказать уже не было живого места в теле этого человека. В легких затемнение, в сердце шумы и перебои, в сосудах тромбы. Но ложиться в больницу недосуг. Там как похмеляться?

И Грач тянул из последних сил, совсем почернев и осунувшись. И вдруг — это произошло утром в понедельник. В гараже раздался крик: «У Грача белая горячка, крыша поехала!» Все, кто был рядом, кинулись в гараж, где Грач рвал сигареты и папиросы, выкидывал из шкафчика «заначки» для похмелья, остатки водки, вина, пива, припрятанные им.

Никто не сомневался — это всё, так оно и есть! Потому что он говорил что-то неудобовразумительное. «Я покаялся, я свободен, я вчера покаялся, Бог меня простил и освободил».

Люди стояли в недоумении и всё же ещё не решались вызвать скорую помощь.

«А может, обойдется? Что это с ним, а ещё Бога сюда примешивает, при чём тут Бог?»

Хотя некоторые знали, что жена Грача при непонятных обстоятельствах бросила пить, но при этом стала ходить в секту. «Неужели и Грача втянули?»

Произошло же следующее. Жена действительно покаялась и получила полное освобождение от алкоголизма, стала молиться и звать к покаянию мужа. А он, чувствуя свою обречённость и приближающееся дыхание смерти, как утопающий хватается за соломинку, ухватился и он, пошёл в воскресенье на собрание и во время молитвы Бог коснулся его, он пал на колени и покаялся. Бог не только избавил его от алкоголизма, но исчезли все его болячки и болезни. Звать его все стали Юрием Яковлевичем, а фамилия Грачёв. Вскоре дали ему на работе новый грузовик. Но одно не хотели принимать, по воскресеньям он отказывался выходить на работу. Хотя раньше работал, как говорится, без выходных и проходных.

Сейчас же ему, видишь ли, в церковь надо. А сам ходит в какую-то секту не секту, а конец света, там уже все заговариваются и даже видения какие-то видят. Эти перемены очень удивили и меня ещё не верующего, но ощущавшего внутри себя пустоту. Вот я однажды подошёл к его машине, он сидел и что-то читал. «Что читаешь?» — спросил я. Юрий Яковлевич, приветливо взглянув, вылез из кабины и стал свидетельствовать о себе.

«Юрий Яковлевич, а это не гипноз», — спросил я. «Нет». — «Тогда что это?» «Понимаешь я просто почувствовал, ощутил всем своим существом, что Он… меня… такого… и любит!» — «А как, ну как это можно чувствовать?» — «А я и сейчас это чувствую»… Лицо его засветилось, легкий румянец озарил щёки, светился он весь какой-то несказанной радостью, светилась и его седина, придавая его лицу непонятное благородство. Где, куда пропал, исчез прежний Грач, передо мной стоял совсем другой человек. «Точно ненормальный, — мелькнула мысль. А впрочем кто его знает?» Я взял у него Евангелие, а на собрание пойти не решился. Вскоре я уехал в Белоруссию, где стал членом евангельской церкви.

Прошли годы, но более сильного свидетельства мне лично не приходилось слышать. Слава Богу за тот случай!

2006 год

О. Евтушенко

Учащийся I Белорусского колледжа ОЦХВЕ