Евангельские церкви в служении России

Учёные пришли в христианство и создали в обществе свои институты — это для России явление новое и не традиционное, особенно, если учесть, что предпочтение протестантизму сегодня склонны отдавать не только учёные, но и некоторые политики и представители новой элиты Российского общества. Предлагаем вашему вниманию статью-декларацию кандидата экономических наук, профессора Русскоамериканского Христианского Института Александра Сергеевича Зайченко. Он является так же председателем Благотворительного Фонда «Национальная Утренняя Молитва», г. Москва.

Александр Сергеевич Зайченко

Евангельские церкви в служении России

Церковь остается одним из самых совершенных социальных институтов, созданных человечеством за свою историю. Ни одна другая историческая форма организации и регулирования общественной жизни не обладает такой стойкостью, живучестью, таким потенциалом преемственности, как христианская церковь. Среди большого числа разнообразных религиозных конфессий и деноминаций протестантская церковь выделяется не только высокой социальной и экономической эффективностью производить изменения в сознании и поведении людей. Она обладает уникальной, неповторимой для всех других религиозных объединений способностью трансформировать вероисповедальные ценности людей в личные и общественные, мировоззренческие и поведенческие принципы и нормы, ориентированные на общественное развитие. На морально-нравственный, социальный, экономический и технологический прогресс. Ни одна другая религия в мире не смогла вырвать человеческое сознание, общественную практику людей за рамки традиционализма, в котором отсутствует сама идея общественного поступательного движения.

Сама внутренняя логика протестантского богословия тяготеет к санкционированию демократических свобод демократических институтов, начиная с ограничения любой власти, до утверждения принципов всеобщего права и гражданского общества. Именно протестантизм впервые духовно выразил саму идею общественного прогресса. В частности, он постоянно утверждает такие установки, как недоверие к догмам, порожденным человеческим сознанием, критическое отношение к личным успехам и достижениям людей. Он укрепляет веру в то, что человек и человечество не могут и не должны останавливаться на достигнутом, что любое достижение является лишь ступенькой в непрерывном процессе развития и совершенствования, что никто не имеет права на обладание монопольной истиной (ибо ею владеет только Бог). Именно евангельский протестантизм впервые в истории разорвал и продолжает подрывать укоренившуюся в сознании людей связь между богатством и удовольствием.

Протестантская этика выполняет эту парадоксальную задачу, представляя трудовые усилия работников в качестве нравственно обязательных, а деятельность предпринимателей по достижению богатства духовно и морально оправданной.

Однако лишь при условии, что богатство служит делу прославления Господа, а не предметом поклонения или средством удовлетворения похоти плоти. Развитие науки и образования, здравоохранения и технического прогресса, организация производства и управление предприятием по существу, все, что отмечено печатью современности и эффективности, восходит в той или иной степени, к протестантской вере и протестантскому мировоззрению.

Здесь нет нужды подробно останавливаться на всех благословениях, которыми Бог наградил людей и народы, ставших верными Евангелию и заветам Христа. Это Соединенные Штаты Америки, и страны Скандинавии, Голландия и Швейцария, Англия и Германия и другие страны. Благотворное влияние евангельско-протестантского учения на общество началось сотни лет назад. И сегодня его созидательное воздействие, отраженное в материальной и нематериальной культуре, мировоззрении народов этих стран, остается заметным и значительным. Иными словами, протестантская церковь, ее верующие, их служение своему народу можно рассматривать как ценнейший духовный и мировоззренческий ресурс, и даже экономический ресурс любой нации, ресурс, направленный на созидание демократического, гражданского общества, на успешное социальное, экономическое и технологическое развитие такой страны как Россия.

Второй момент, который хотелось бы отметить. О протестантизме, евангельском христианстве мы сегодня здесь говорим не как о чужом, незнакомом для России явлении. Регулярно Россия стала общаться с протестантами, почти сразу после их появления у себя на родине, со времен Ивана Грозного. К концу XIX века они оформились как самостоятельные общероссийские церкви со своим богословием, единой сетью местных общин и молитвенных домов, со своей стилистикой богослужения. Протестанты были представлены во всех социальных классах российского общества, во всех его основных этнических группах, во всех регионах страны. Таковым положение остается и на данный момент. И сегодня, и в прошлом российские протестанты остаются плоть от плоти своего народа, оставаясь частью исторического и культурного наследия России.

Воздействие евангельского протестантизма на российскую цивилизацию неправомерно измерять только численностью российских протестантов. Речь идет о гораздо большем. Практически все современные общественные, государственные, экономические, социальные, политические, военные институты, которые были созданы в России при помощи государства, (то есть сверху) являются результатом длительного, целенаправленного процесса догоняющего развития. Сам этот процесс длится уже более чем 300 лет, и никогда по-настоящему не прерывался. Суть его сводится к заимствованию и усвоению передового западного опыта в любых его формах, начиная от простого импорта недостающих наукоемких товаров, до попыток воспроизведения у себя целых общественных институтов, отраслей, технологий, политических и социальных идей. То есть всего того, что мы называем западным культурологическим опытом. Результаты такого заимствования не всегда соответствовали ожиданиям российской стороны, но само догоняющее развитие, как феномен непрерывного реформирования общества и государства в России, никто отрицать не будет.

Так вот, подавляющее большинство таких заимствований было сделано из стран протестантской культуры: США, Англии, Германии, Нидерландов, Канады и других. Иными словами, в России всегда были востребованы материальные, социальные, технологические продукты, институты, идеи, в основе которых лежит именно духовное наследие истин евангельского протестантизма.

Мы, евангельские протестанты современной России, готовы служить своей Родине всем тем, чем наградил нас наш Господь. Мы еще раз хотим засвидетельствовать российскому обществу, в том числе различным центрам власти, что мы являемся неотъемлемой частью этого общества и наши духовные, нравственные устремления направлены на благо нашей страны. Мы выражаем готовность развивать связи с общественными и государственными организациями в нашем совместном социальном, гуманитарном и морально-нравственном служении народу России.

Спасибо за внимание.