Бог все-таки меня нашёл!

Свидетельство

В книге пророка Иезекииля, гл.33, стих 3-й, Господь говорит пророку, что он для народа своего как забавный певец с приятным голосом и хорошо играющий. Иезекииль оказался в глазах своего народа забавным певцом, говоря ему истину Божию. Я же действительно был забавным певцом; многие годы я забавлял своим голосом этот мир. Бог дал мне талант, а я не служил Богу. У меня была верующая мама. В детстве она рассказывала мне о Христе и говорила: «Сынок, где бы ты ни был, что бы ни делал, знай - Бог живой. Он тебя всю жизнь будет оберегать и охранять». «А как Он будет охранять, оберегать?» - спрашивал я. Мама говорила: «Когда ты только родился, я тебя принесла в церковь и Господь благословил тебя. Он поставил охрану и эта охрана никогда не снимется, если только ты сам, сынок, не отречешься от Бога».

Это благословение, о котором говорила мама, сопровождало меня всю жизнь. Помню раннее детство, 46-47 годы. Вокруг нашего села было много окопов и в них дети часто находили оружие, снаряды, патроны. Старшие ребята открывали снаряды и вынимали из них порох. Для нас, малышей шести-семи лет было счастьем найти такой снаряд. Однажды я нашел большой авиационный снаряд. Мы с моим другом Толиком решили открыть его и взять порох. Только мы начали бить по нему палками, меня позвала мама. Выскочив из окопа, я побежал к ней. Пробежал метров 200-300 и вдруг услышал страшный взрыв. Толика не стало. Некоторые говорят счастливый случай, но я знаю, это Господь хранил меня.

Второй случай. Я был уже студентом консерватории и стажером большого театра. Мы, молодые артисты, - чтецы, певцы, - поехали обслуживать моряков северного флота. Через Мурманск приехали в город Североморск. В доме офицеров чествовали героев-моряков. Один из них оказался пионервожатым из нашего села. Когда нужно было возвращаться в Мурманск, он упросил меня остаться. Вся бригада артистов вечером уехала поездом, а наутро он провожал меня на самолет, чтобы я мог догнать свою бригаду. Когда я поднимался по трапу, он сказал: «Юра, давай ещё поговорим, улетишь следующим рейсом». Я вернулся. Мы зашли в диспетчерскую.

Диспетчер дал разрешение самолёту на взлёт и мы увидели, как он начал подниматься. Сделал полукруг над сопкой, врезался в сопку и взорвался. И, представляете, этот диспетчер, коммунист, герой социалистического труда, повернувшись ко мне, сказал: «А тебя, Богачев, Бог любит». И третий случай. Со мной на курсе учился очень талантливый красивый юноша, его тоже звали Толиком. Когда я должен был ехать в Магадан с концертной бригадой, вдруг он попросил: «Юра, я хочу жениться, можно я вместо тебя поеду, у меня ведь тоже бас». Я согласился. Через неделю после их отъезда получаем печальное известие. В автобус, когда они ехали, на всем ходу врезался огромный камаз и единственным погибшим оказался Толик.

Наступил 65 год. До этого времени я часто бывал дома, хотя уже и разъезжал. Тогда уже начал сниматься в кино, пришли первые успехи и в театре. Я настолько жаждал славы, что решил не жениться. Жена, дети мешали бы моей карьере. Но, приехав на летние каникулы в город Херсон подработать денег и увидев Валю, даже не понял, как мы с ней поженились. Детей я не хотел, а Валя, наоборот, хотела. Начались разводы. Четыре раза я разводился, а детей у меня трое.

В 73 году я приехал к родителям. Со мной была Валя и трое моих деток: две дочери и сын. Очень гордый, я зашел в дом, думая, что наконец-то мама ничего не будет говорить о Боге, ведь я такой заслуженный, такой великий, умный. А она посмотрела на меня, заплакала и сказала: «Сынок, я всю жизнь молюсь о тебе и Господь всё равно тебя спасёт. Ну когда ты придёшь к Богу, когда ты опомнишься?». Я очень обиделся на маму. Очень. Я сказал: «Мама, больше у вас нет сына, забудьте меня, моих детей, я больше у вас не появлюсь». И уехал. Через два дня после этого мама умерла. А наша жизнь покатилась дальше по законам князя мира сего. Успех, деньги, знаменитые дети.

Младшая дочь стала чемпионкой по плаванию, член олимпийской сборной Советского Союза; она объехала весь мир. Сын - лауреат международных конкурсов, старшая дочь - артистка кино и мы с Валей в театре, в кино работали. Казалось бы - всё есть, радуйся, ну чего ещё надо? Нет же. Душа томится, сжимается, ждёт, чего-то не хватает. Мира, мира во мне не было. И я начал выпивать. Валя, конечно, первая заметила, что я становлюсь алкоголиком. Она предложила лечиться, но и это не помогло, я скатывался ниже и ниже. Меня два раза судили, несколько раз выгоняли из театра, у меня обнаружили цирроз печени, я перенёс микроинфаркт. В театре у нас был один артист-тенор.

Он не был алкоголиком, не был наркоманом, но настолько любил себя, что сатана его довёл и он выбросился с пятого этажа. Мне захотелось посмотреть, какой он лежит в гробу. Я пришёл, посмотрел и когда отошёл от гроба, сатана начал и мне предлагать самоубийство. Но мамины молитвы и слёзы не давали моей хрупкой ладье уйти в бездну. Как-то после спектакля, ночью, я возвращался домой. Стояла группа ребят, крутых, как их называют. Они весело беседовали, а я был немного выпивши и, проходя мимо, зацепил их и устроил драку.

Ребята меня очень сильно побили. Я буквально приполз домой, упал в коридоре рядом с собаками и заснул. Во сне я увидел маму. Я с ней был в небе и мы пели прекрасную песню. Мама, молодая, красивая, улыбается, машет мне рукой и уходит, уходит, уходит всё выше. Я очнулся, открыл глаза. Собаки. Ночь. Нашёл листок бумаги, карандаш и записал ноты и слова этой песни. Я её запомнил. Бросил листок в камин, опять напился, похмелился и забыл обо всём.

Когда я стал христианином и Господь стал давать мне песни, мы этот листок нашли. После того сна меня не покидала мысль уйти из жизни. И тут ко мне в театр пришли люди, они меня встретили утром, когда я выходил за бутылкой. Их было пять человек: три мужчины и две женщины. Они сказали: «Мы пришли спасать душу». А я спросил: «Куда пойдём спасать душу в ресторан или в пивной бар?» Они говорят: «Нет, мы будем молиться». Я говорю: «Что, прямо здесь молиться?» Отвечают: «Да». Они окружили меня около фонтана и начали молиться.

Только они сделали паузу, я сказал: «Спасибо, вы мне душу спасли, до свидания, я пошёл». Они говорят: «Нет, нет, подожди. Вот тебе Евангелие от Иоанна (такая белая книжечка с голубым крестиком). Завтра утром приходи в клуб, мы будем снова молиться за тебя». Я говорю: «Что, в клубе молиться?» Они говорят: «Да». «Ладно, приду». Взял эту книжечку, положил в карман и пошёл за бутылкой. Наутро, в воскресенье, опять проспав с собаками в коридоре, я поднялся и вижу: лежит книжечка.

Вспомнил вчерашнюю встречу, приглашение и подумал: сейчас скажу Вале, что меня пригласили в клуб молиться Богу, она пойдет со мной, по дороге выманю у неё три рубля на «похмелье», она пойдет в клуб, ну а я, конечно, за бутылкой. Когда я подошёл к Вале, она очень грубо ответила, чтобы я к ней не приставал. А когда я сказал, что иду в клуб Богу молиться, она решила, что я совсем спился. Тут сын, открыв дверь из другой комнаты, спросил: «Папа, тебя действительно пригласили? Я тоже пойду».

Так мы втроем пришли в клуб. Первое, что нас удивило - счастливые лица людей. Я был поражён. Юноши, девушки поют какие-то прекрасные псалмы, песни незнакомые. Человек у микрофона читает из Библии и каждое слово понятно. Я настолько был удивлён, что не мог уйти. И когда человек произнёс: «Кто считает себя грешным, поднимите руку, у меня рука сама пошла вверх. Но она тряслась, мне стало стыдно. Закрыв глаза, я думал, что все на меня смотрят, но, когда приоткрыл глаза, заметил, что много рук поднялось. Никто на меня не смотрел.

И вдруг человек этот говорит: «Теперь, кто поднял руку, идите сюда, мы будем за вас молиться». Думаю: «Ну, нет, никуда не пойду, достаточно, что я руку поднял». Люди стали подниматься с мест и меня какая-то сила подняла и я пошёл. Иду и ругаю себя: «Чему я верю, чему я верю, это я, такой образованный, такой грамотный, чему я верю?» А потом я сказал: «Господи, я ведь знаю, что Ты здесь, но я так далеко ушёл от Тебя, так ушёл, я грешен, прости меня, Господи, я Тебе обещаю до конца своих дней служить только Тебе, но прости меня, прости, Господи, и спаси». И чудо совершилось. В одно мгновение я распрямился, руки перестали трястись и когда подошёл к Вале и сыну, они меня не узнали.

Часто спрашивают: «Богачёв, когда ты почувствовал себя христианином? В чём это проявилось?» Когда мы с Валей поженились, она привела меня к своей маме. Она посмотрела на меня и мы возненавидели друг друга. Я думал, что всё возможно, но чтобы свою тёщу полюбить, этого никогда не будет. И вот чудо. В то воскресенье, после моего покаяния, я вышел из клуба новым человеком, радость меня переполняла и я думал - ну кому бы, кому бы рассказать об этом. И вспомнил тёщу, моего врага номер один. Решил, всё, сейчас приду домой, попрошу у неё прощения, что-то хорошее сделаю, ведь столько лет я мучил этого человека - 30 лет! Захожу на кухню, тёща стоит ко мне спиной, готовит.

Год назад умер её сын, Валин брат от водки, от цирроза печени. По православному обычаю она готовила угощение, выпивку, чтобы на следующий день помянуть покойного. Я смотрю на её спину. Скажу: «мама», она перепугается, я никогда её так не называл. И я нежно, нежно так проговорил: «Надежда Ивановна». Не зная, что я новый человек, она обернулась и как закричит на меня. И тут я понял, что стал христианином. Не ответив ей грубостью, как всегда делал, я вышел в другую комнату, стал на колени и сказал: «Господи, прости меня и маму». И Господь дал момент силу, чтобы я смог себя сдержать.

Библия говорит: «Господь - сила моя и песнь. Он соделался моим спасением» (Пс.117: 14). Господь дал мне силу. И потом Он дал мне песню. Это было воскресение. В понедельник у нас в театре выходной. Во вторник иду на работу. Сколько лет был в темноте, в этой мерзости, в грязи, а тут иду счастливый, радостный. Душа поёт, радуюсь всему, что вижу вокруг. Подхожу к театру, а у служебного входа стоит директор театра, мои коллеги и все смотрят на меня.

И вдруг директор говорит: «Богачёв, что, машину выиграл?» Я говорю: «А почему ты спрашиваешь?» «Ты весь сияешь». «Нет, я не машину выиграл, это меня Бог нашёл». А...а, - он покрутил у виска пальцем. Понятно. Тридцать лет я ходил, пьянствовал, грубил, анекдоты рассказывал, на поруки брали, судили был нормальный человек. А теперь иду счастливый, радостный - значит что-то не то. Всё правильно. «Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое, но как вы не от мира, потому ненавидит вас мир» (Ин.15: 19).

Коллеги в большинстве отвернулись от меня (и не только коллеги, но и бывшие друзья), очень немногие покаялись. Меня буквально стали преследовать. А я улыбаюсь, грубого слова не говорю, не участвую во всевозможных неугодных Господу разговорах, а мои сослуживцы пытались вырвать меня из этого состояния. Хотели, чтобы я ушёл от Бога. Чего только они не предпринимали! Но Господь укреплял меня. И они бессильны что-либо сделать, потому что Бог есть любовь. Слава Ему!

Юрий Богачев, г. Москва