9 Съезд ОЦХВЕ России - продолжение

(продолжение)

Чудеса уже начались

(Из выступления миссионера тюремного служения Владимира Киселева)

Вообще-то уже чудо, что я стою перед пасторами церквей и говорю о том служении, которое вручил мне Господь. Но прежде я хочу напомнить одно место Писания, когда ковчег завета поставили на колесницу, запряжённую двумя первородившими коровами, чтобы отправить их к израильтянам. Если ковчег пойдет домой, то это дело Божие. В Библии написано, что коровы шли и мычали по своим телятам, но шли одной правильной дорогой. Пришли на поле одного израильтянина. Вроде бы, совершили дело Божье, ковчег вернули домой, но их судьба была стать жертвою. Там был большой камень. Колесницу разбили на дрова, а коров, которые исполнили волю Божью, принесли во всесожжение. Они шли и плакали, их телята остались дома, но они всё же прошли этот путь. Путь их был к Господу. Больше всего умиляет то, что в следующей главе написано так: «С того дня, как остался ковчег в Кириаф-Иариме, прошло много времени, лет двадцать. И обратился весь дом Израилев к Господу» (1Цар. 7:2). Для чего я это говорю? То, что я буду вам сегодня рассказывать, не могло бы произойти, если бы наши старшие братья, со слезами оставившие свои дома и малолетних детей, не прошли бы этот путь, не позволили разбить свою колесницу жизни и не принесли бы себя во всесожжение на Том Большом Камне. Тогда бы не обратились те, которые сидят сейчас в зонах.

Однажды весной мы вернулись из одной миссионерской поездки по соликамским зонам. Я даю отчет Владимиру Григорьевичу, показываю фотографии, как моему начальнику. Говорю, хотели уже возвращаться назад, а нам сказали, что есть тут еще одна зона за рекой. Вы можете туда попасть, но если там начнётся ледоход, то назад дороги нет. И мы всё же решили — поедем. Поехали рано утром, дороги никакой, там одни лесовозы. До обеда мы были там, и река эта не тронулась. Там покаялось человек восемьдесят. Это посёлок Бубыл. Когда я рассказал Владимиру Григорьевичу, он прослезился и говорит мне: «Брат мой, это та зона, на которой я отбывал срок». Они были там, они несли этот свой крест, а теперь там община. Я звоню туда, и братья говорят, что там собираются человек пятьдесят, и славят Бога. Вот вам пример того, что происходит сейчас на зонах.

Я вам могу сказать со всей ответственностью, что глядя на то, что делает Бог сегодня в тюрьмах, можно сказать действительно, что Господь уже близко, потому что там происходит то, что этому миру не видно. Иногда люди просят показать им чудо. Надо их вести в тюрьму, и они увидят там это чудо.

Мы молились, и Бог вверил нам служение для бывших смертников, а теперь пожизненно заключенных. Братья, кто мог подумать, что насильники, воры, убийцы могут прийти к Богу с воплями и криками покаяния? Один кричал: «Боже, прости меня! Я не знал, что Ты есть». Другой человек вешался три раза и говорит: «Бог меня не хочет взять». Я говорю: «Бог решил тебя спасти и держал в руке твою шею». Теперь Госдума объявила на всю Россию, что этот человек, майор милиции Петр Стаховцев, бывший инспектор уголовного розыска, оказывается, невиновный. Это только Бог может так делать. Недавно состоялось второе водное крещение для пожизненно заключенных. Многие из вас могли это видеть. Сотни раз это происходит в церкви, но поймите, здесь перед вами — настоящее чудо! Там, у смертников, невозможно, чтобы человека вывели из камеры, не заковав его в наручники, и с двух сторон еще не держали бы его охранники. А сегодня эти люди — в белых одеждах, без наручников были выпущены во двор, где они вступали в Завет с Богом. Какие чудеса делал Бог! Небо раскрывалось, и мы видели Ангелов. Человек входил в воду купели, и мы помогали ему выходить оттуда. Он был не в силах, и мы, обнимаясь, плакали с Гришей Йоффе, бывшим вором в законе. Он с палочкой дошел до воды, принял крещение, и когда мы обнялись, он говорит: «Прощай, брат, больше мы уже не увидимся. Вы приезжаете только через два месяца...» Раньше, он долгое время не выходил с нами на контакт, хотя мы его называли своим братом и заботились о нём, как об одном из братьев. Каждую поездку старались что-то ему привезти: одежду, обувь, гостинцы, которые мы привозили только для братьев. Однажды это достигло его сердца. Он признал себя нашим братом и открыл сердце для Христа. Братья, мы были в этой тюрьме через два месяца после его крещения и, как обычно, привезли ему специальную одежду, потому что он очень большой. Бог исцелил его от белокровия, исцелил от сахарного диабета и туберкулеза кости. Есть его свидетельство, оно будет напечатано в журнале.

Другой вошел в воду и вступил в Завет с Богом, болея туберкулезом с распадом легких. Потом в камере у него пошла кровь. Он уже выплюнул все, что было, и шла одна кровь. Вышло полтаза крови. Его поместили в специальную камеру и вызвали срочный этап из Вологды, потому что он уже обессилел. Кровь шла и на второй день. Он лег и говорит: «Господи, ничего в жизни хорошего не видел, но, может, у Тебя там поживу нормально». И уснул. Проснулся, и первое желание у него было чем-то заняться. Ещё ничего не понимая, начал делать зарядку. Представьте себе: был распад легких, и двое суток шла одна кровь. И когда он делал зарядку, до него дошло: «Умираю, и вдруг зарядка!» пронзила мысль: «Исцелен!» Он забарабанил в дверь: «Выпускайте меня отсюда! Меня Бог исцелил!» Диагноз установили сразу: «Крыша поехала». Его всё равно отправили в Вологду на больничную зону. Я читал заключение, какое ему сделали после того, как он сдал все анализы. У него даже рубцов на легких нет! Легкие восстановились полностью.

Мы уже рассказывали: привезли нас в одну колонию, а там такой замполит, не очень хочет нас впускать, а у нас есть разрешение. Он говорит: «Ну, что мне с вами сделать, заведу я вас к «блатным» и посмотрю, что вы им расскажете. Шестерых не заведем, только троих». Ну, ладно, втроем пошли. Бог показал свою силу. Братья и не ревновали об этом, но что Бог говорит, то и сбывается. «Верующих будут сопровождать сии знамения...» Мы стали молиться за одного человека, который, выходя на покаяние, говорит своим блатным: «Ну, что, мыши, видел меня кто-нибудь на коленях? Вот посмотрите, не перед вами становлюсь, а перед Богом». Начало такое обещающее. Мы рады и об одном грешнике кающемся. Начали молиться за него, а он оказался одержимым. Его начало ломать, кидать и бить на глазах всей блатной братии. Я из жалости сказал брату одному, который со мной был, поплотнее меня, говорю ему: «Коля, садись на него верхом, придержи!» А тот начал его по кругу возить, сам дико орет. Вы знаете, пришло само: «Братья, молимся духом!» Мы стали молиться на иных языках. Его начало корежить. Он стал визжать, а блатные все столпились, смотрят... А замполит в углу, бледный, с такими вот глазами… Вы знаете, Бог освободил этого человека! Он, изогнувшись, последний раз взвизгнул и облегчённо произнес: «Слава Богу!» Замполит, молчавший все это время, на вахте (почему-то шепотом) мне говорит: «Владимир Петрович, в любое время, в любом составе теперь приезжайте». А в Управлении потом говорил: «Кого же вы мне прислали? Что же это за «Тюремное братство», завел их к блатным, а они на блатных верхом стали ездить?» Это Бог так открывает двери в тюрьмы.

Братья, мы приехали в Соликамские лагеря. Там особый режим, их содержат только в закрытых камерах. Им нельзя сообщаться друг с другом. Начальник говорит камернику: «Открыть камеры и завести их в клуб». Тот говорит: «Я не ослышался?», он говорит: «Нет». Открыли все камеры, и сто пятьдесят «полосатых» были вместе собраны в клубе. Для них это был шок, когда мы там говорили о Боге, о прощении, о разбойнике помилованном. Один из них все время насмехался и пытался сорвать наше служение. Когда же на покаяние встали все 149, то этому было сказано: «А с тобой, когда прийдем в камеру, разберемся». Не чудо ли это, братья? Они уже стали разбираться не с тем, кто пришел к Богу, а кто Ему противился. Это все делает наш Господь, потому что Он возлюбил, потому что Он пришел и сказал: «Я — друг мытарям и грешникам».

Сейчас наше служение распространилось до «Черного дельфина». Мы должны услышать в своем сердце, что Бог говорит и сегодня: «Кого Мне послать?» Это то поле, на котором жатва уже поспела, но делателей мало. Братья, делателей мало! Вот регионы, в которые мы приезжаем: Вологодская, Ульяновская, Пензенская, Оренбургская области, сейчас и Тамбовская открылась. Дома не бываем. А сколько еще впереди! Сколько еще зон! Братья в ваших регионах, на Дальнем Востоке, на Колыме, в Коми, в Мурманске трудятся.

Дорогие братья, мы нуждаемся в ваших молитвах, мы нуждаемся в ваших благословениях. Мы должны знать, где кто освобождается. Чтобы ни одна душа не погибла, ее надо привести в церковь в том регионе, куда он едет. У нас в стране ведь это все разрушено, все потеряно. Нам надо всё создавать заново и централизовано все это делать, не смотреть на то, что это удел мирских властей. На авось нельзя работать. У меня все. Благослови Вас Господь.

Для Ирака нужны миссионеры

(Из выступления пресвитера из Азербайджана Романа Жмурова)

Я являюсь одним из пасторов церкви в Азербайджане и председателем религиозного христианского общества «Звезда на востоке», всех вас сердечно приветствую. Я также верю, что все мы приехали сюда, в Москву, за благословением, и это благословение мы обязательно увезем в Азербайджан.

В 1990-е годы, когда распался Советский Союз, церковь в Азербайджане осталась единой с русской церковью, с нашим братством. Ни у кого даже мысли не было никогда, чтобы отделиться, сделать какую-то другую церковь. У нас, конечно, есть свои особенности, свои трудности, но я сейчас хочу говорить не об этом. Я вчера слушал брата, который сказал, что Евангелие уже проповедано по всему миру, даже до края земли. Но есть у нашей земли еще один край, с южной стороны, и мы в том краю живем. Сегодня Евангелие распространилось в Азербайджане. Но рядом с Азербайджаном есть очень много стран, исповедующих Ислам, и это тоже край земли. Туда мало кто желает поехать с проповедью Евангелия.

Иисус сказал своим Апостолам: «Как послал меня Отец, так и Я посылаю вас» (Ин. 20:21). Братья, и нас Бог послал для проповеди Евангелия. Бог сегодня говорит о том, что миссионерами для этого труда, для этой работы будут выходцы из Азербайджана. Тем, которые знают истоки Ислама, легче проповедовать Евангелие в этих странах: у них нет языкового барьера.

В Швеции наши братья молились, и Дух Святой сказал: «Я хочу послать миссионеров в Ирак из Азербайджана». Все они были удивлены. Кто это может? Кого послать? Я тоже, в свою очередь, в своей церкви предложил: «Кто хочет поехать? У кого есть видение от Бога, чтобы поехать в Ирак для миссионерской работы?» За эти два месяца ситуация в Ираке настолько накалилась, что там начали брать в заложники, усилились военные действия. Желающих не оказалось. Через два месяца все пасторы встретились, чтобы сказать: «У нас никто не едет». Когда я тоже сказал, что и у нас никто не хочет поехать в Ирак, вдруг они все в один голос сказали: «Пастор, а почему бы Вам самому не поехать?» Тогда я сказал: «Я же русский». «Ну, и что? Вы так хорошо говорите на азербайджанском. Поезжайте!» Честно говоря, у меня было желание поехать, но я его не открывал. Я просто хотел, чтобы поехали наши братья-азербайджанцы. Но получилось так, что я поехал в Ирак и приехал обратно живым, слава Богу. Дело в том, что в северном Ираке проживает около четырех миллионов туркменов.

У нас в Азербайджане есть сегодня желание продолжить труд в Ираке, Иране, Афганистане, Пакистане. Это весь «шелковый путь». Та южная часть края земли также нуждается в евангелизации. Те теракты, о которых мы сегодня, к сожалению, слышим, — это может быть одна из причин нашего большого желания. Если мы не сеем семя Божье, другие сеют свое семя. Ложное представление о рае, ложное представление о подвигах, которые они делают ради Аллаха, и готовы даже на смерть. Мы должны сегодня им говорить о Христе, о живом Господе. Вы знаете, когда такой горячий мусульманин, который готов умереть ради Аллаха, принимает Иисуса Христа — это бесподобные люди. Они самоотверженны, только уже для Иисуса. Мы должны им проповедовать, и мы готовы это сделать.

После нашей первой поездки нам сказали, что из следующей мы можем и не вернуться. Моя жена в это время была беременна и уже должна вот-вот родить. Я вам честно скажу, что не хотел её волновать и успокаивал, говоря, что ей из Турции хорошие кофточки привезу. Но, когда мы приехали на границу между Турцией и Ираком, то сказали так: «Господи, если Твоя воля есть, Ты открой нам дорогу, если нет, — пусть нас не пустят в Ирак». На границе человек шестьдесят ждали разрешения въезда в Ирак. Мы пришли последними, отдали свои документы и молимся. Вдруг вызывают мою фамилию и спрашивают: «Вы зачем приехали сюда?» Нам подсказывали, чтобы мы говорили, что мы едем на поклонение. В Ираке есть такой город для поклонений. Сейчас там как раз обстреливали этот город. Но у меня не получилось так сказать, и я ответил: «Я домостроитель, я приехал сюда строить». — «О, о`key». Печать поставили, и мы в Ираке. Поэтому мы увидели, что воля Божья была на то, чтобы туда проехать.

Я уверен, что эта небольшая информация вас тоже заинтересует, и вы тоже будете молиться за мусульманские страны. Врага под названием «терроризм» мы тоже сможем победить. Пусть из этих террористов восстанут такие, как апостол Павел, которые гнали церковь, а потом стали горячими проповедниками Христа. Аминь.

О событиях в Беслане

(Из выступления епископа Важи Кокоева)

Дорогие братья, я видел матерей и отцов в городе Беслане, чьи дети были в той школе. Как они плакали и рыдали! Хотя многие из них были без оружия, но каждый старался как-то помочь своим детям. Я видел, что их сердце было там, с детьми.

Мы приехали сюда из разных Республик и стран. Здесь собраны люди особенные, помазанники Божии, и сердце Господа Бога Отца сегодня здесь, с нами. Я бы желал, чтобы Бог дал нам духовный прорыв, чтобы наше служение стало эффективным, чтобы, как ожидает вся Россия, мы скоро увидели и пережили пробуждение.

В видении мне был показан самолет, который заходил на посадку. Я живу в таком месте, где часто происходят теракты и многие трагедии. Я думал, что опять произойдет что-то плохое. Смотрю, дверь этого самолета открылась, и оттуда послышался сильный шум воды. Это Бог посылает для нас большое благословение. Слава Ему! Мы пришли сюда с большой надеждой, что Бог нас здесь всех вместе обильно благословит, чтобы мы были мужественными и сильными в вере, чтобы каждый из нас был водим Духом Святым.

Весь мир знает о том, что произошло между осетинами и грузинами в 1991 году. Я хочу коротко засвидетельствовать вам об этой войне. Где война и это все происходит, там рука Божия очень сильно хранит Свой народ. Когда шла война, я видел, как Бог там спасал и охранял Своих детей. Два брата, которые были у меня дома зимой, когда шла война в Южной Осетии, сказали: «Проводи нас, мы хотим уехать домой». Я посадил их в машину и повез на автовокзал. Когда они сели в автобус, а я сел в свою машину и хотел уже уехать, они вдруг вышли из другой двери и сказали: «Мы уже не хотим ехать туда». Я их забрал обратно домой, а буквально через два часа по телевизору объявляют, что автобус, который уехал отсюда, попал под лавину и погиб. В нём было сорок человек, и ни один из них не спасся. Мы вместе плакали, что Бог вывел их и не отдал в руки смерти. Мы рыдали вместе, благодарили Бога, хотя нам больно было за тех людей, которые там умерли. Сошла лавина, снесла автобус, и ни один из пассажиров не спасся.

Я могу вам рассказать еще... Это был девяносто пятый год, когда на реке произошел сильный взрыв от рук террористов. Одна наша сестра была недалеко от места взрыва. Когда она там стояла, к ней подошел человек, который хотел ей отдать товар. Когда произошел взрыв, от этого человека остались только части тела по стенам и больше ничего. Куски на стенах, и все в крови. Сестра смотрит на себя: лицо в крови, одежда в крови, а сама цела и невредима. Когда туда на помощь прибыли врачи и осмотрели её, то оказалось, что ни один осколок в неё не попал. Так Бог её сохранил.

Ещё во время этой войны был случай с двумя маленькими мальчиками, у которых была верующая мама. Их поймал один грузин и держал в подвале. Когда в бою погибал кто-нибудь из грузин, они ловили осетина, приводили туда на могилу и там его резали. Вот их командир спускается в этот подвал и хочет этих детей повести туда и убить там. А дети вспомнили, как молилась их мама, и все это время стояли на коленях и молились. Когда командир спустился за ними, он увидел их на коленях. У него мама тоже была верующая. Увидев, что они на коленях, он взял их и отвез до города Гори и там отпустил. Это произошло потому, что Иисус Христос жив. Он и сказал: до окончания века Я каждый день с вами. Слава Ему!

Я хотел бы вам засвидетельствовать о нескольких чудесах Божиих, которые произошли в Беслане во время этого теракта. Наше детское служение проводят в деревне. Это дом культуры, и туда приходят неверующие дети тоже. Вот эти неверующие дети, которые там видели, как верующие молятся, оказавшись в числе заложников, вспомнили об этом, стали там молиться сами и остались живы. Когда они вышли оттуда, то свидетельствовали, что Бог сохранил их жизнь. Слава Господу! Дети одного брата из нашей церкви несколько лет учились в этой школе, даже выросли там, а в этом году, сам не зная почему, он перевел их в другую школу. Другие просто привели своих детей в школу с опозданием, и они уже не смогли туда войти. Бог возвратил и спас их. У верующих есть неверующие родственники, которые пострадали и даже там погибли. Мы молились всё это время и получили откровение о том, что дети лежали мертвые на полу, а затем их покрыли белым покрывалом. Мы уже знали, что там умрут очень многие.

Когда выносили раненых и мертвых, я там стоял и очень много плакал. Потом Дух Святой меня утешил. Если горе пришло на наш народ, то когда человек переносит горе, за ним приходит и милость Божья. Это сделалось известным во всём мире. Мы молимся, чтобы это утешение Бог дал нашему народу. Мы тоже ожидаем пробуждения и имеем об этом много откровений. Мы тоже ждем, чтобы Бог омыл наш народ, в котором очень часто происходят такие страшные теракты. Многие из вас звонили мне, выражая своё сочувствие. Я вам очень благодарен.

В Беслане есть место в этой школе, куда приезжают верующие из разных стран и конфессий. Каждый приносит сюда свою помощь пострадавшим семьям. Пока нашей церкви нет в их числе.

Но пусть Господь Бог поможет. Ваша помощь сейчас будет заключаться в том, в чём я и мой народ очень сильно нуждаемся. Но у Бога есть невидимое благословение для каждого из вас. Я хочу, чтобы вы совершили молитвы за нас, чтобы Бог помиловал наш народ и дал ему покаяние.

Я работаю для беспризорных детей

(Из выступления пресвитера Геннадия Долбина)

Дорогие братья, приветствую вас любовью Господа нашего Иисуса Христа. Для меня большая честь — быть между святыми людьми. Это радует мое сердце. Хочу немного сказать о себе. Когда я в 1992 году впервые прочитал баптистский журнал, в котором писали о Иване Моисееве (его убили в армии), для меня это было шоком! Там же были опубликованы его последние письма. Я жил как и все в этом мире: был неверующим, занимался бизнесом и прочими делами, а этот брат, Ваня Моисеев, отдал жизнь свою ради Господа. Я в своё время тоже служил в армии и меня это сильно потрясло. Вскоре Господь привел меня в церковь в г. Малоярославце, и я благодарен Господу за Ивана Петровича Федотова, принявшего участие в моём духовном возрождении. Я духовно вырос в этой церкви и благодарю за это Господа.

Но я хотел бы рассказать немного о своем служении. Бог положил мне на сердце буквально такие слова: «Тогда Ирод увидел себя обманутым волхвами, весьма разгневался и послал избить всех младенцев в Вифлееме» (Мф. 2:16). Много говорилось на Съезде о делах Божьих. Это радует, но меня очень сильно взволновал рассказ о событиях в Беслане, потому что я сейчас работаю с детьми.

Девять с половиной лет я вместе с друзьями-сотрудниками работаю на улицах города Москвы. Когда я покаялся, это было 10 мая 1992 года, Бог сверхъестественным образом, в доли секунды, изменил мою жизнь, мое сердце. Когда я открыл глаза, сразу же обратил внимание на многодетные семьи нашей церкви. Вы помните, что это было за время? Проблемы, трудности, кредиты, очереди в магазинах, карточки. Я в то время занимался бизнесом. Что я могу делать для Господа? Я был в Малоярославской церкви и все эти два года молился об этом. Однажды, в 1994 году, на вокзале ко мне подошли дети. Они попрошайничали, попросили у меня денег. Я начал расспрашивать их, кто они и почему ведут такой образ жизни. И был потрясен: они жили в подвалах! В 1992 году, когда началась приватизация, многие, оказавшись в очень затруднительном материальном положении в связи с перестройкой в стране, чтобы поправить свое материальное положение, продавали квартиры, но скупщики обманом выписывали их из Москвы в несуществующие деревни. В паспорта ставили штампы о прописке в несуществующий дом, в деревню, и таким образом люди целыми семьями оказывались на улице. Позже на улицах Москвы появились дети беженцев из республик бывшего Советского Союза.

Когда я увидел эту трагедию, это отозвалось в моем сердце так, как сегодня Беслан. Когда мы начали кормить этих беспризорных детей, первое, что я увидел, это девятилетнего мальчика, которого изнасиловали шесть человек. Второе, когда девятилетнюю девочку продали за 25 тысяч азербайджанцам (тогда были другие деньги, эта сумма была эквивалентна дневному пропитанию). И, знаете, когда мы встретились, у меня у самого две дочери, я пытался ей как-то объяснить или дать утешение, но не мог. Мое сердце просто плакало и разрывалось. Она сидела напротив меня, ела из разовой посуды, смотрела вдаль, даже не смотрела в тарелку, а я пытался что-то сказать ей от сердца, смотрел в ее глаза... В них была такая бездна!.. Пропасть!.. Я не мог ничего сказать ей в утешение!

С этого момента мы поняли, что несмотря ни на что, будем кормить детей. В 1997 году мы открыли приют. Я пришел к префекту. Он сказал: «Будешь работать с детьми», — с нами выезжал. Начали строить приют. В сентябре 1997 года мы открыли такой приют, о котором я не мог мечтать. К нам приезжали братья из Финляндии, из Украины. Это был суперприют. Начальство вначале хвасталось, гордилось. Через два года они начали прогонять нас оттуда. Омоновцы выкидывали детей, потому что хотели забрать приют.

Когда мы взяли первых 9 детей, через неделю после вечерней молитвы на них сошел Дух Святой. Они стали говорить иными языками. Я утром пришел, воспитатели все вышли ко мне. Дети накинулись на меня, обняли и кричат все на языках, а я сначала не понял, в чем дело, смотрел, как дети радуются, прославляют Господа. Тогда я понял, как они драгоценны для Господа. Дети закрывались в туалете и молились о своих родителях, потому что родители остались на улице. Их родители приходили к своим детям в приют, беззубые, грязные. По несколько лет они жили на улице, в подвалах. Такой запах от них... Некоторые приносили бутылочку «Колы» или шоколадку. А дети выскакивали, обнимали их, плакали, а потом закрывались в туалете молиться. Мы слышали, как один мальчик молился: «Господи, спаси наших родителей!»

В 1998 году я опять искал дом для детей. Мы молились, и Господь благословил. Это было, вы помните, когда обвалился рубль. Мы выкупили здание подсобного хозяйства завода. Завод пришел в упадок. Его оценили по остаточной стоимости в 25 тысяч долларов. Пока мы оформляли документы, обвалился рубль, и мы сделали покупку за 15 тысяч. 10 тысяч заплатил Господь.

Мы сейчас имеем Центр реабилитации — это целый колхоз и детский приют. Каждый день работаем на улице. Выезжает машина, чтобы развести нас на вокзалы. Там мы кормим детей, стараемся вернуть их домой. По статистике, на улице Подбельского из 25-ти семей 18 семей — это одинокие матери, на руках у которых двое-трое детей. Мамы тоже выросли без отца. Это результат того, что было у нас в России.

Бог положил мне на сердце говорить вам об этих детях. Дело в том, что за эти 70 лет безбожия, атеизма, братоубийства, цареубийства, всего того, что было в России, дьявол пытался разрушить церковь, развалить духовность, но церковь поднимается в силе. То, что сейчас здесь есть, — это свидетельство славы Божьей. События в Беслане — это следующий шаг нападения на наше наследие. Но мы приняли призвание от Господа и должны подготовить молодых людей, которые будут радовать не только нас.

У себя в церкви мы занимаемся организацией детских лагерей и воскресных школ. Мы заботимся о своих детях, но надо понимать, что и те дети, которые на улице, тоже принадлежат Господу, — для Него нет разницы. Если раньше попрошайничающих детей избивали, то сейчас насилуют. В интернете продают детей. 90 % — это мальчики. Мы обращались с официальными заявлениями на Петровку. Возьмут — через неделю отпускают. В некоторых киосках продают видеокассеты с детской порнографией. Как-то смотрю, — милиционер все это охраняет, а когда мы пришли снимать, нам камеру чуть не разбили, чуть не посадили. Это то, что происходит сегодня.

Знаете, очень много я могу рассказать, но время ограничено. Сейчас мы имеем центр реабилитации для родителей, потому что работаем не только с детьми. Мы работаем в комплексе со всей семьей. До 2000 года нас гоняли, проверки были, вообще было что-то невыносимое. Я даже временами, глядя на всё это, терял надежду: «Господи, мы сделали это для Тебя. Почему так происходит?» Были дни, когда мы разбирали детей по своим домам. Но Бог явил свою славу. В 2001 году королева Швеции (у нее есть фонд помощи беспризорным детям в мире) посетила наш приют. Тех, кто гнали нас, даже не пригласили, потому что это было через Кремль. Я говорил, что мне надо поставить в известность районную администрацию о том, что к нам приедет королева, но мне ответили, что не надо: «Кому надо, мы сами скажем». Они им сказали за шесть часов до приезда королевы. Те даже не присутствовали. Бог просто посмеялся над нашими гонителями. После посещения королевы Лужкову было написано письмо. Нам дали деньги на строительство приюта. В сентябре мы открыли свой новый приют в двадцати километрах от кольцевой дороги. Это просто сказочный дворец! На лето вывозим детей в центр реабилитации в городе Ярославле, к родителям: бывшим бомжам, алкоголикам, наркоманам. Их родители тоже не оставлены. Они проходят реабилитацию: оптимально — это год, но бывает и больше, потому что все-таки сложно не только вернуть людей к жизни, но и адаптировать, потому что они деградировали, несколько лет живя на улице. Сейчас мы на ферме. Некоторым детям из бывших наркоманов уже по 10 лет. У них образование один класс, два класса. Есть двадцатилетние с таким образованием. Я вообще не мог представить, что это может быть у нас в России. Они сейчас находятся в Ярославле. У нас есть дети, которые ушли в армию, получили специальность, работали на ферме.

В центре реабилитации есть родители, которые уже работают на ферме, а их дети пока все еще находятся в приюте. Собираем по 200 тонн картошки, по 100-150 тонн моркови. У нас есть коровы, овцы, свиньи, гуси, куры. Мы делаем масло, сыр, творог. У нас есть яйца. Каждой осенью бывает выставка-ярмарка, куда мы приглашаем всех фермеров района.

На одной ярмарке заместитель губернатора Ярославской области вручал фермерам памятные подарки, почетные грамоты и по 500 рублей денег. Нашу ферму признали самой лучшей. Предложили выбрать двух человек, которым заместитель губернатора вручит эти подарки. Мы взяли двух подростков, которые были наркоманами, прошли реабилитацию, остались работать в центре. Они работали на технике. Их поставили перед всеми, вручали им почетные грамоты и деньги. Это было доброе свидетельство для людей. Для этого мира они были потеряны, порой даже для родных и близких, но драгоценны для Господа. У Господа есть для них место. Я благодарю Господа и вас за ваше внимание, за время, которое мне было предоставлено.