ОЦХВЕ

Михаил Чиж - Кто мы с вами в мировом пятидесятничестве?

Дорогие братья! Это будет не проповедь, скорее, серия каких-то вопросов и ответов на них на общую тему: "кто мы с вами в мировом пятидесятничестве". Я думаю, что это немаловажный вопрос, потому что мы с вами не живём где-то в подвале, мы живём свободно и общаемся. Многие из вас посещали другие страны: США, Германию и т.д. Вы находитесь рядом с другими церквами и видите их. Кто мы с вами в этом многомиллионном мировом христианстве? Кто мы в мировом пятидесятничестве? Кто-то, может быть, нас может и обвинить, что мы изолированы, но с другой стороны, скажите, кто в мировом пятидесятничестве считается с нами, с такими, как мы есть? Мы в какой-то степени чувствуем долю пренебрежения за то, что мы не такие, как все, не слились, не стали одинаковыми. Мы держим свою линию и имеем инакомыслие. Так кто же мы в этом мировом христианстве и в мировом пятидесятничестве?

Объединённая церковь христиан веры евангельской

Уже почти 10 лет мы себя называем "Объединённая церковь христиан веры евангельской" (ОЦХВЕ), в которую входят страны бывшего СССР. Много тех, которые выехали в зарубежные страны, и они себя присоединяют к этому братству. Если бы меня спросили: "Расскажите о себе. Кто вы?" Я бы сказал: "Полной статистики нет". Если бы спросили: "Какое ваше любимое название?", я бы сказал: "Не регистрированные", - так мы привыкли себя называть. Для некоторых это даже приятно, что мы таковы, но если спросить, кто эти самые люди и почему они находятся в таком положении? Многое сделало прошедшее время, но мы всё-таки не дикие люди, как некоторые нас, бывает, представляют, как рассказывал Иван Петрович Федотов, когда он был на одной из конференций на Западе. Кто-то быстренько начал снимать галстук, чтобы дать ему. Он был спокоен. А тот шепнул другому брату на ухо: "Russian". Иван Петрович говорит: "Они думают, я не понимаю, что они унизительно называют меня "Russian". Пусть думают о нас, как хотят, но я этого не надену". Но, с другой стороны, мы не дикие люди, мы люди современные, как этого требует время. Мы пользуемся современной техникой, звуковой аппаратурой. Если вы заметили, здесь стоят даже 4 видеокамеры и со всех сторон вас рассматривают. Пройдите в офисы. Даже здесь, в Виннице, вы найдёте компьютеры. Но мы держимся некоторых принципов, которые не хотим потерять, потому и выглядим в мировом пятидесятничестве особо. И если просмотреть списки, по которым делаются приглашения на мировые конференции, мы там не значимся. Там нет фамилий наших руководящих братьев, потому что в нас есть особенность.

И в чём же заключается эта особенность? Мы не имеем в нашей структуре и в братстве институтов, выпускающих служителей, которые имели бы мировое признание: это наша особенность. Но это не говорит о том, что мы чужды всякому образованию, и мы против организованного обучения. Наши служители не имеют никаких званий и не добиваются этих званий, они даже об этом и не думают. Они интенсивно работают на полях евангелизации и пасут церковь Господа и Бога, зная, что это дело им дал Господь. Слава Ему! Когда предлагали участвовать в светских мероприятиях, мне нужно было решать: участвовать в них, или нет. И когда я размыслил, у меня внутри было жгучее чувство: что мне делать? Как я выгляжу сейчас перед ними? И приходилось приложить немало усилий, чтобы победить это чувство. Бог давал мужество не сломиться, чтобы показаться перед людьми, что я такой же, как они. Удивительно, но иногда появляется такое же чувство, когда мы встречаемся с другими деноминациями. Начинаешь думать: "Почему мы не слились? Надо ли нам остаться такими и стоять как мы стоим, или всё-таки сделать шаг на сближение, чтобы мы не были такими отделёнными?" Это очень серьёзный вопрос, и уже стало проблемой для некоторых пастырей, которые смотрят на другие объединения. Но мы можем сказать, что имеем преемственность от наших братьев, которые принесли это учение. Мы часто называем себя "Воронаевцами". Я бы сказал, что мы больше "Бидашевцы", чем "Воронаевцы", потому что, если смотреть на структуру управления и принципы работы при Воронаеве, то мы вовсе не Воронаевцы. Но мы ценим то, что принёс Воронаев, потому что он первопроходец. Но он был человеком западного мышления, не мог понять нашей советской системы и до конца ей доверял. Он думал, что здесь действует какаято демократия, а там был только вид благочестия, но под ним не было ничего доброго. Воронаев не до конца понимал наш народ, хотя корнями был отсюда. Уже послевоенное время внесло корректировку в вероучение. И я ещё раз хочу сказать, что мы больше "Бидашевцы", чем "Воронаевцы". Мы развили структурное управление, которое заложил А. И. Бидаш, продолжил В. И. Белых, а потом - последующие братья вместе с Иваном Антоновичем Левчуком. Сегодня мы видим уже более молодых, но которые своей жизнью показали нам пример мужества, они закалены в борьбе: это Иван Петрович Федотов, Георгий Арсеньевич Бабий, которые возглавляли наше братство до этого съезда, до вашего одобрения. Вокруг нас есть множество церквей, объединённых в союзы. Они и красивее конференцию сделают, и могут похвалиться многочисленностью, но в этих объединениях сегодня стоит вопрос о разработке вероучения. А у нас оно 50 лет неизменно. Слава Богу нашему! И оно было отпечатано уже давно как руководство для служителей, которые руководствовались вероучением, и нас это сохранило как церковь Господа и Бога. Слава Ему! Не имея книг, не имея справочников - только Евангелие и концентрированное сжатое вероучение, которое отстаивали наши братья и за которое стояли даже до смерти.

Вот что представляет собою наша объединённая церковь (ОЦХВЕ) в мировом христианстве. Если говорить о внутреннем содержании объединённой церкви (ОЦХВЕ), то не во всём у нас устройство. Есть свои внутренние нерешённые проблемы, есть разногласия и даже противоречия.

Украина может похвалиться тем, что на её территории множество холмиков. Россия так же хранит эти холмики, ибо на её территории томились многие тысячи узников, которые волею судьбы туда забрасывались, и множество не вернулось. И сам Воронаев после первого срока был некоторое время в Калуге и надеялся на то, что советское правительство даст ему разрешение вернуться к детям в Америку. Но он снова был арестован и уже больше никогда не вернулся. Свидетели рассказали о том, что он был растерзан собаками, а потом застрелен конвоем. Так кончилась его жизнь. Он - первопроходец, уважаемый нами, и мы благодарим за него нашего Господа.

Мы состоим из объединений, входящих в ОЦХВЕ, которые отражают разную культуру, разные государственные законы, но по духу мы остаёмся объединённой церковью (ОЦХВЕ) Господа нашего Иисуса Христа, Христианами веры Евангельской (ХВЕ). Слава Богу нашему!

Я присутствовал в 2000 году с некоторыми кишинёвскими братьями-пресвитерами на Украинской конференции в г. Бердичеве. Это была впечатляющая конференция. В большом молитвенном доме присутствовало 800 делегатов. Многие из сидящих здесь были там. Я наслаждался общением в братской простоте. Скажите, может ли быть такое в каком либо объединении, чтобы пропустили один съезд, как это было на Украине? Братья посмотрели Церковный календарь и говорят: "Мы пропустили один съезд. Прошло 6 лет, и мы не созывали съезда. Почему так случилось? Потому что в нашем братстве нет борьбы за первенство". Слава Богу нашему! У нас нет предвыборной компании, у нас нет сбора информации о каких-то негативных сторонах друг друга. Я это говорю не просто, чтобы украсить наше объединение, но это - духовное устройство, которое для нас естественно. И на этом съезде не было борьбы. Были некоторые мнения, но не борьба, я вас заверяю в этом совершенно. И мы доказали здесь взаимным смирением, взаимной уступчивостью, то, что мы - единая церковь Господа нашего Иисуса Христа. Слава Богу нашему! Здесь были представители Армении. Я думаю, что это один из примеров для подражания, который мы можем взять от этой благословенной церкви. У них мало епископов: более 20 тыс. членов, но всего лишь 70 служителей. Это церковь простоты, а не возвышения, несмотря на то, что многие из служителей имеют высшее образование и почёт, даже в светском обществе. Но когда они выступают перед вами, они не покажут и тени того, что они люди высокого ранга. Иногда даже так кажется, что они наименьшие среди нас, но это не так: они великие среди нас. Они показывают глубокий пример смирения. Слава Иисусу Христу! Армения состоит из разных народностей, объединённых в одну республику. Но они охватили евангелизацией все города, и в 86% из общего числа населённых пунктов имеют верующих. Это завоевание церкви Христиан Веры Евангельской. Хвала Богу нашему! Это пример для подражания всем нам, потому что дело не только в количественном росте, но это пример труда и глубочайшего смирения, которые показывают наши братья. Слава Богу! У нас есть внутренние противоречия с некоторыми национальными объединениями, в которых уже произошло смешивание с другими союзами: в Молдове, Узбекистане, Грузии. Братья говорят: "Мы должны быть ещё и в других структурах". Братья их не осудили, они сказали: "Рассматривайте сами ваше положение. И мы разъедемся на следующие три года, которые принесут нам много других предложений. Каждому служителю, которых вы рукоположите, потом поступят какие-то предложения; кого-то пригласят в библейский институт, кому-то скажут: «как ты трудишься у себя? У тебя нет никаких прав». И будут у них искушения: или так оставаться, быть покорным братьям, или идти и смешиваться". В этом наша позиция, и следующий съезд покажет, насколько мы едины в этих новых условиях. Но я верю, что будет так, что нам нужно будет искать большую аудиторию, чтобы собраться и дать возможность приехать другим. Я глубоко верю в это, ибо Бог дал нам великое единство.

Какая же наша стратегия на будущее? Рассматривая и вникая, когда проповедуют люди грамотные, я бы хотел провозгласить здесь несколько тезисов. Мы - не учёные люди, если говорить о теологическом образовании, но не невежды, пусть никто о нас так не думает. Мы не образованные, но не глупые. Мы не почтенны, но не бесславны, и в том наша слава была явлена здесь. Мы заключили мир с другими параллельными с нами союзами. У нас добрые отношения, и мы ни с кем не ссоримся. Мы действуем на принципах мира и параллельно работаем, стремясь, чтобы не было никакой вражды. Мы это провозглашаем, и в этом наше смирение. Другие объединения тоже хвалятся прошлыми завоеваниями и славятся своими героями веры, и мы их почитаем и славим Бога за этих подвижников, которые выстояли и показали пример другим. Мы, может быть, в ораторском отношении невежды в слове, но не в познании. Нам Бог вложил это глубокое учение. Наша совесть не осуждает нас, что мы 12 раз в году совершали причастие. Если вы 12 раз совершали причастие, то кому вы давали чашу, грешникам или святым? Святым. Нельзя унижать народ Божий, который 12 раз брал чашу, это святой благословенный народ. Аллилуйя! Но нужно сказать, что у нас есть и то, что наша совесть не отметила и наш разум не отметил, и то, что мы себе давно простили, ибо прошло время, и мы забыли. Но давайте мы в смирении встанем пред лицом Святого Бога и попросим его освятить нас. Нас критикуют. Я вхожу в интернет и люблю одну кафедру, которая называется "Кафедра классического пятидесятничества". Я не призываю вас, чтобы вы туда входили, но там бывают очень интересные статьи, и я заметил, что всё время прослеживается критика в наш адрес. Нас критикуют за нашу структуру, что у нас нет демократии. А мы её отвергли. Вы заметили, что здесь ни разу не голосовали. Кто-то скажет: "Что это за люди такие: ни подсчёта голосов у них нет, ни кандидатов, которых они выдвигают? У них нет 60% на 40%, у них нет 49% на 51%, не отмечают, кто кого победил. А они достигают полного единства, для того, чтобы начальствующие епископы не думали, что те 49% сейчас разовьют предвыборную компанию, чтобы их скинуть?" Такого в церкви Господа и Бога нет. Мы отвергли принцип демократии. Мы приходим к общему согласию. Ещё нас критикуют за то, что в наших объединениях существует практика исповедания перед служителями, как средство освящения, а у многих она уже отсутствует. Я не буду здесь говорить об освящении, но если эту практику мы отвергнем, то грех вторгнется в народ и всё разрушит при прекраснейшей администрации и внешнем благополучии. Это наша позиция, это наше завоевание, и в этом сила церкви. Нас ещё критикуют за толкование Писания на основании откровений. Это в богословском понимании невозможно. Всё нужно толковать только в историческом контексте, и всё по разуму. В Киев приезжали однажды братья для того, чтобы провести семинар по книге Откровения. Они приехали, когда у нас был евангелист из Дании, сильный в слове, и он начал проповедовать по книге Откровения. Я его просил, чтобы он не брал тему из этой книги, потому что наш народ научен, и вы будете унижены в его глазах. Просьба: не проповедуйте. Он обиделся и больше не пришёл. Так он был уверен в своей правоте. Библия - это то, что хотел сказать нам Бог. Мы с вами находимся в историческом времени, и дальше нам будет ещё труднее. Я бы хотел, чтобы мы не думали, будто я кого-то критикую. Все преподаватели пользуются разработками других деноминаций, но тогда нам грозит опасность смешаться и потерять суть того, что нас объединяет и что нас держит в истинном направлении, ибо существует множество различных школ, но истина - одна и её нельзя преподать с кафедры, она передаётся жизнью, опытом из поколения в поколение, через учителей, которых поставил сам Бог. И в этом суть нашей силы.

Дорогие братья, я желаю, чтобы мы благословили друг друга и поддержали. И я бы хотел, чтобы это главное завоевание мы брали и несли его в церкви, и сказали, что мы объединённая церковь Христа, стоим на твёрдых позициях единства и верности вероучению, которого мы придерживаемся, и мы на этом стоим твёрдо и строго. И пусть Господь благословит всех нас, благословит все наши церкви и да будет Он с Нами. Аминь.

Михаил Чиж,
Епископ из Молдовы,

ректор Рыбницкого Библейского Колледжа, секретарь Правления Совета Епископов ОЦХВЕ